Независимое информационное агентство «ЦУМАДА.ру» rss tsumada.rutube.ru  rss новости 


Архив новостей , персон

© Статья опубликована в журнале: Этнографическое обзрение (Москва), 1997, № 5, c. 132-142.

памяти А.А.Закарьяева
сельского учителя и краеведа из с. Хуштада

ИСЛАМ И СОВЕТСКОЕ НАСЛЕДИЕ В КОЛХОЗАХ СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ДАГЕСТАНА

Владимир БОБРОВНИКОВ
Институт востоковедения РАН

С 1992 г. я провожу полевые исследования среди горцев северо-западного Дагестана [**]. Судьбе было угодно, чтобы как раз во время моих экспедиций в их общественном устройстве, экономике и культуре про-изошли резкие перемены. На основе собранных мною материалов, начиная с бесед с сельскими жителями и кончая неопубликованными материалами из архивов мечетей и сельских администраций, я попытался нарисовать общую картину этих перемен. Результаты моего исследования я представ-ляю сегодня на суд читателей.

Нужно сразу же оговорить, что речь в моей статье пойдет не обо всем Дагестане, а лишь о северо-западной части его горной зоны. Ее называют Авaрией или Аваристaном.Здесь живут аварцы и близкие им по языку и культуре небольшие андо-цезские народы. Большая часть моих материалов относится к аварским, андийским и цезским селениям Ахвахского, Ботлихского, Цумадинского и Цунтинского районов. Вместе с другими землями Аваристана они образуют единый регион с общими природными, хозяйственными и историко-культурными особенностями. После распада СССР здесь начал складываться совершенно особый тип сельского общества, не похожий на постсоветское общество дагестанского Юга и Плоскости.

Первым и важнейшим последствием крушения советского строя в Аваристане стал быстрый исламский подъем. Повсюду на Кавказе ислам был окончательно восстановлен в своих правах уже при "перестройке". Как только в конце 80-х годов прекратились гонения на мусульман, централь-ный и северо-западный Дагестан охватило бурное массовое движение за исламское возрождение.

Признаки исламского бума в горах северо-западного Дагестана за-метны с первого взгляда. Еще в 1991-1993 гг. большинство символов со-ветской эпохи тут было заменено исламскими [1]. Вместо памятников Ленину и деятелям КПСС, красных флагов и социалистиче-ских обязательств центральные площади ( годекaны) горных селе-ний теперь украшают жестяные или каменные минареты заново отстроен-ных мечетей. Перед поворотом над пропастью уже не увидишь привычной надписи аршинными буквами " Коммунизмаялде церехун! " (аварск. "Вперед, к коммунизму!") [2]. Зато над могилами мест-ных шейхов и святыми местами ( зиярaтами), как, например, гора Ахульго, восстановлены высокие деревянные шесты, увенчанные белыми флажками.

Желая уберечься от аварии в пути, водитель рейсового автобуса ос-танавливается у каждого известного ему зиярата. Пассажиры читают мо-литву и вступительную суру из Корана - Фaтиху. На маршруте Махачкала-Агвали я насчитал 7 таких остановок. Первую из них водители, большинство из которых родом из Хунзаха, делают в центре родного селе-ния у могилы знаменитого местного шейха Абу Муслuма. Послед-няя из них - уже возле Агвали, в местечке ГIурyхъ (чамалинск. "У реки"), где похоронен накшбандийский шейх начала ХХ в. ХIусенияв из с. Гигатли. Еще раз рейсовый автобус обязательно останавливается у источника для совершения полуденного намаза.

В отличие от России и Южного Дагестана религиозный подъем в Аваристане действительно носит массовый характер. По сравнению с дореволюционными временами позиции ислама в горах намного упрочи-лись [3]. По данным Духовного управления мусульман Дагестана (ДУМД), тут находится большинство восстановленных мечетей республики. Во многом за счет этого региона общее число действующих мечетей Дагестана к 1997 г. достигло 1600 [4]. Повсюду в Аваристане, как в селениях, так и далеко в горах пять раз в день хорошо слышен призыв на молитву ( азaн), который с минаретов сельских мечетей поют через громкоговорители будyны (муэдзины). Мечети нигде не пустуют. По пятницам в них собираются все мужчины, включая подростков старше 14 лет.

В месяце Рамазан почти никто из местных жителей не осмеливается открыто нарушать дневной пост. От него освобождены лишь малолетние дети, беременные женщины и больные. Кроме того, многие постятся по обету или желая очиститься от совершенных грехов [5]. Тех же, кто отказывается от молитвы, поста и известных пишевых запретов ислама мечеть, подчеркнуто сторонятся. "Есть у нас два-три пожилых атеиста. Они не ходят в мечеть. Но с ними никто не разговаривает," - гово-рили мне в Хуштада. Известны случаи, когда односельчане отказывались хоронить у себя таких "вероотступников" [6].

Интересно отметить, что увлечение исламом не помешало горцам ос-таться рачительными и практичными хозяевами. Кроме мечетей на землях колхозов Аваристана возле источников были восстановлены тысячи сло-женных из речного камня молельных домов (на андийск. языках къур-ма, къула) [7]. В них горцы молятся, если время намаза застанет их в пути или за полевыми работами. Причем, рядом с къурма обязательно устраивают поилку, а порой и хлев для коров или овец (на андийск. языках къай, кoла). Тем самым молельный дом в то же самое время становится небольшим животноводческим хутором (на андийск. языках кuла, чuла) [8].

С 1993 г. после почти семидесятилетнего перерыва в Дагестане воз-родился массовый хаджж. В обследованных мной селениях Ах-вахского, Ботлихского, Цумадинского и Цунтинского районов сегодня каждый четвертый или пятый житель - хаджжи. В Саудовскую Аравию через Иран, Турцию, Сирию и Иорданию стали ходить сотни автобусов-ПАЗиков, которыми сегодня пользуется большинство дагестанских хад-жжи [9]. Среди них есть рейсовые автобусы, постоянно работающие на внутренних республиканских линиях. Несколько таких машин, украшенных арабскими надписями и саудовскими сувенирами, я не раз встречал в Ботлихском и Хунзахском районах.

Также неукоснительно, как молитва, пост и паломничество, за по-следние четыре-пять лет в горах соблюдается и обязательная милостыня на нужды общины ( закят). Кроме того, осенью во время сушки мяса на зиму горцы стали открыто устраивать благотворительную милостыню ( сaдака). Каждая семья поочередно одаривает мясом и другими продуктами всех жителей и гостей селения. Сверх того, милостыню-садака дают почувствовавшие приближение смерти старики, а также семьи, уст-раивающие похороны или свадьбы. В 1995-1996 гг. мне не раз довелось участвовать в садака селений Агвали, Карата, Кванада, Тлондода и Хушта-да. Ее проводят в мечети либо возле зиярата на кладбище [10].

Исламизация общественной и частной жизни поразительным образом сочетается с сохранением в Аваристане некоторых советских институтов. Дольше, чем в других республиках и областях Северного Кавказа, тут просуществовали местные советы. Они продолжали работать вплоть до начала 1994 г. несмотря на принятое еще в октябре 1993 г. решение московских властей об их роспуске. Только весной 1994 г. на место председателей советов были назначены главы администраций. Конец советской власти в Аваристане пришел после выборов 19 июня 1994 г. Тогда советы по всему Дагестану были заменены новыми органами местного самоуправления. Следующие выборы в них состоятся летом 1997 г.

Еще более устойчивыми оказались небольшие горные колхозы и совхозы. Они уцелели несмотря на ухудшающееся экономическое положение и враждебное отношение к ним московских властей. И это при том, что еще в "застойные" годы это были самые убыточные хозяйства Дагестана, едва сводившие концы с концами за счет государственных дотаций из крупных промышленных центров России. В 1992-1993 гг. все выплаты им прекратились. Но подавляющее большинство советских коллективных хозяйств не только в Аваристане, но и во всем Дагестане выжило. Это подтверждает официальная республиканская статистика.

Так, еще на первом общедагестанском референдуме 28 июня 1992 г. 83,7% голосовавших высказались против раздела колхозных земель на частные владения. При перерегистрации в 1992-1994 гг. коллективы 580 из 634 дагестанских колхозов и совхозов решили сохранить свой прежний статус [11]. В обследованных мною районах Аваристана распались лишь единичные хозяйства: колхозы с. Верхнее Гаквари и Эчеда Цумадинского района (1992 г.), с. Цунта Цунтинского района (1993 г.) и Межхозяйственное предприятие Цумада (1996 г.). Все остальные до сих пор существуют, хотя некоторые и сменили приевшиеся советские названия на более популярные сегодня имена имама Шамиля, поэта Расула Гамзатова и других своих знаменитых земляков-аварцев [12].

За редкими исключениями все горцы, с кем мне довелось встречаться, не желают роспуска своих колхозов. Хотя большинство населения Аваристана живет теперь за счет сезонного отходничества или торговли на Плоскости, его приверженность к советским коллективным хозяйствам еще велика. "Зачем нам распускать наш колхоз, - не раз говорили мне горцы, - Кто поручится, что тогда земли, доставшиеся нам от отцов, не захватят соседние селения. А кумыки отнимут у нас наши кутаны на Плоскости. Без колхозов в горах будет бардак и беспорядок" [13].

С другой стороны приверженность горцев к своим коллективным хозяйствам объясняется растущей ностальгией по советской эпохе. В условиях междоусобных войн, роста преступности и экономического кризиса на Северном Кавказе многие жалеют об утраченном спокойствии и относительном благополучии, царивших в регионе до распада СССР. "При советской власти нам жилось гораздо лучше", - таково общее мнение опрошенных мною горцев [14].

Такими настроениями умело пользуется коммунистическая оппозиция нынешним властям, превратившая Аваристан в свой оплот. Сегодня это самая влиятельная и организованная политическая сила в республике. Благодаря поддержке горцев КП РФ получила в Дагестане более 50% голосов на общероссийских и местных выборах 1993 и 1994 и 1996 гг. [15].

Однако, вероятно, уже не удастся сохранить в Дагестане советские институты в их прежней форме, как того желает руководство КП РФ. Дело в том, что за последние шесть-семь лет в колхозах Аваристана произошли серьезные изменения. Крупные коллективные хозяйства стали распадаться на небольшие одноаульные колхозы. Разукрупнение советских коллективных хозяйств идет во всех без исключения обследованных мною районах Аваристана. Этот процесс начался еще в конце 80-х годов и к середине 90-х охватил весь регион.

Следует отметить, что новые мелкие колхозы как правило возникают в границах дореволюционных сельских общин ( джамаaтов). Именно так проходило разукрупнение колхозов в Цумадинском районе. Здесь еще в 1987 г. из колхоза Красный партизан с. Кванада выде-лился колхоз с. Гимерсо; в 1992 г. из колхоза им. Коминтерна, объединявшего 4 соседних селения, вышел колхоз им. Абакарова с. Цумада, от которого в 1995 г. в свою очередь откололся совсем крошечный колхоз с. Хвайни в 7 хозяйств, принявший имя Р. Гамзатова. В Ботлихском районе в 1994 г. на одноаульные коллективные хозяйства распался большой колхоз им. Ленина [16].

Разукрупнение больших коллективных хозяйств в условиях распада СССР привело к потере горными колхозами части их угодий. Еще в 1991-1993 гг. они лишились всех горных пастбищ на территории соседних рес-публик - Грузии и Чечни. В последние же годы некоторые мелкие колхозы добровольно отказываются от пастбищ, которые они не в силах освоить в соседних районах Дагестана. По этой причине на территории одного толь-ко Цумадинского района освободилось 10591 га, в том числе 3471 га паст-бищ. В 1994-1996 гг. они были переданы в госземфонд 4 колхозами Лева-шинского и Ботлихского районов. По словам главы райкомзема Г.-М.Б.Амирова, вновь начали разгораться прежние споры за эти угодья между соседними дагестанскими, чеченскими и грузинскими селения-ми [17].

К этому нужно добавить, что многие пограничные колхозы Авари-стана пострадали от затяжных боевых действий во время российско-чеченской войны 1994-1996 гг. Обе враждующие стороны нередко угоняли скот, что заставляло колхозников держать большую часть своих стад в селениях. Весной и осенью 1995-1996 гг. на узких улочках пограничных аулов Ботлихского и Цумадинского районов я видел пасущихся быков и коров. Жители некоторых селений, вынуждены были распродать бoльшую часть колхозного имущества и на вырученные деньги приобрести оружие для самообороны [18].

Даже колхозы, не пострадавшие от войны и разукрупнения, лишились большинства своих владений. Дело в том, что сразу же после того, как дагестанские власти разрешили отдавать имущество убыточных коллективных хозяйств в долгосрочную и бессрочную аренду [19], горцы поделили между собой почти все колхозные стада в горах. В 1992-1996 гг., вновь под видом аренды мусульманская администрация горных селений захватила от 80 до 100% колхозных и совхозных пашен, садов и сенокосов в горах, раздав их членам джамаатов из расчета по 28 соток на одно хозяйство. Причем в некоторых селениях часть обобществленных в 30-е годы земель вернули тем потомкам прежних владельцев, которые могли показать границы своих участков [20]. Так, в горах de facto возродилось мелкое частное землевладение.

Эти меры пока не оправдали надежд руководства республики на вывод сельского хозяйства горных районов из глубокого кризиса. По данным Госкомстата РД, здесь продолжается сокращение посевных площадей (на 13,6% начиная с 1988 г.) и поголовья скота (на 5,7% за 1996 г.). В то же время в 1993-1996 гг. немного снизились темпы падения сельскохозяйственного производства. В частном секторе объем выпущенной в 1996 г. продукции даже возрос на 1,2% по сравнению с 1995 г [21].

По моим полевым наблюдениям, экономическое положение горцев Аваристана несколько лучше, чем его рисует официальная статистика. В обследованных мною хозяйствах на 20 - 30% выросло поголовье частных стад. Неудобства жизни в условиях транспортного кризиса скрашивает появление в большинстве селений лошадей, исчезнувших здесь четверть века назад. Начато освоение десятков га заброшенных садов в долине р. Андийское Койсу. Уже в 1995-1996 гг. все пустоши, лежащие по ходу рейсовых автобусов Махачкала-Агвали и Махачкала-Ботлих (в урочищах Гьесала, ГIурухъ, Мархула и др.) были заняты под сады.

Важно также отметить, что значительная часть колхозных и совхозных пастбищ на территории Аваристана в 1994-1996 гг. перешла в коллективную собственность мусульманских джамаатов. О размерах этих приобретений можно судить по следующим цифрам. В Ахвахском районе администрации джамаатов получили около 72% всех горных пастбищ, в Ботлихском районе - 63,5%, в Цумадинском районе - 66,8% и в Цунтинском районе - 58,7%. При этом у горных коллективных хозяйств еще остались немалые угодья на Плоскости (1 млн. 157 тыс. га), полученные ими в 30 - 50-е годы. По моим подсчетам, это около половины их прежних земель. Полностью сохранились и владения горных лесхозов (только один Цумадинский лесхоз владеет 19846 га) [22].

Однако и эти земли фактически перешли в руки горных мусульманских общин, узурпировавших основные права и функции советских коллективных хозяйств. Попавшие в зависимость от них горные колхозы и совхозы постепенно сливаются с институтами джамаата. Сегодня мусульманская администрация большинства обследованных мною общин руководит не только религиозной, но и хозяйственной жизнью горцев. Джамаат следит за соблюдением единого севооборота, ремонтирует дороги, мосты и оросительные каналы на территории своего колхоза, собирает со своих членов штрафы и налог на содержание сторожей (аварск. ахран) [23], охраняющих колхозные угодья от потравы соседями.

Одни и те же люди как правило составляют администрацию и колхозов, и мусульманских общин Аваристана. Вся полнота власти тут принадлежит сельским сходам горных селений. На них безраздельно господствуют религиозные лидеры из числа знатоков мусульманских наук и законов (алuмов) [24]. Среди них джамаат выбирает своего главу - имама соборной мечети ( дибuра). Из-за упадка системы местного мусульманского обучения образованных дибиров повсюду в республике резко не хватает. Поэтому на эту должность нередко приглашают выходцев из других, порой весьма удаленных горных селений.

Каждую пятницу дибир разбирает в мечети по шариату и местному адату семейные и поземельные иски своих односельчан, а также судит виновных в пьянстве, драках и прочих мелких уголовных преступлениях. Тяжелых же уголовных преступлений, требующих вмешательства светских властей, в Аваристане несмотря на общий разгул преступности до сих пор очень мало [25]. Это объясняется тем, что в небольших горных селениях все хорошо знают друг друга. Кроме суда сельские имамы занимаются составлением завещаний ( васият) для своих односельчан. В марте-апреле они открывают праздник первой борозды (аварск. оц бай), которым по традиции начинают полевые работы.

Главы администраций, не получившие от правительства никакой реальной власти, не более как марионетки в руках сельских дибиров. Их роль обычно сводится к исполнению решений имама и сельского схода. Среди целого ряда глав сельских и районных администраций, с которыми мне пришлось встречаться, только М.-Р.Гагиев из Агвали произвел на меня впечатление энергичного и самостоятельного руководителя. Большинство абсолютно безвольны. Например, глава администрации с. Кванада из-за противодействия джамаата с 1994 г. не может отправить в армию призывников из своего селения.

Под давлением лидеров джамаата кванадинская администрация в обход российских законов передала 3 мечетям селения бoльшую часть приписанных к ним до коллективизации частных участков ( вакфов) (около 50 га). Здесь были восстановлены все 3 традиционных вида мечетных владений. Это - чирахъ, часть доходов от которых идет на освещение мечети, къурбан, предназначенные для расходов во время празднования Рамадана и собственно вакфы, покрывающие прочие общественные и религиозные нужды джамаата.

Общественное мнение селения строго следит за тем, чтобы новые владельцы мечетных земель вносили в мечетную кассу положенную часть урожая. Часть вакфов в 1993-1994 гг., как мне известно, вернули себе также мечети селений Агвали, Ботлих, Гагатли, Гигатли, Карата, Кикуни, Тлондода и Хуштада [26].

Иногда при поддержке районных властей передача земель мечетям оформлялась как долгосрочная аренда. В ряде случаев она не была официально закреплена. В таких джамаатах, как Хуштада, юридическую силу de facto обрели сохранившиеся у местных алимов списки дореволюционных вакфов. Весной 1996 г. здесь заново перераспределили часть мечетных полей и сенокосов сроком на 3 года. Насколько широко распространено возвращение вакфов в Аваристане сказать сложно. По региону в целом и тем более по Дагестану официальной статистики учета мечетных земель пока нет [27]. Дело в том, что восстановление вакфов в Дагестане противоречит нынешнему земельному кодексу Российской Федерации.

Реституция вакфов хорошо показывает укрепление власти имамов джамаатов в последние годы. Порой они весьма влиятельны и за пределами своей общины. Например, в Цумадинском районе еще летом 1991 г. имамы селений Агвали и Хуштада помогли урегулировать чуть не дошедший до кровопролития спор колхозов Сильди, Саситли, Гакко и Карата из-за альпийских пастбищ. Цумадинцы единогласно выбрали дибира соборной мечети Агвали С.-Г.Пирмагомедова своим представителем на Съезд народов Дагестана, проходивший в конце 1992 г. в Махачкале [28]. Славящихся своей ученостью алимов с. Хуштада сегодня сделали своими имамами 7 разных общин в горах и на Плоскости. Это селения Агвали, Тисси, Тлибишо, Ново-Хуштада, Новочеркейск, а также города Кизляр и Хасавюрт. Хуштадинец М.-С.Абакаров, ставший дибиром Хасавюрта, пользуется общедагестанской известностью.

Однако во многих местах Аваристана даже авторитета имама не хватает, чтобы сдержать развитие межгрупповых конфликтов. Соседние селения постоянно ссорятся из-за права владения пастбищными горами и водными источниками. Подобные, хотя и менее серьезные столкновения из-за пользования землей и водой (а зимой и снегом) время от времени случаются в больших райцентрах [29] типа Ботлиха или Агвали. Здесь джамаат распадается на соперничающие друг с другом фракции разных кварталов, образованных переселенцами из разных селений. Обычно их возглавляют дибиры квартальных мечетей. Некоторые из этих фракций принадлежат к разным колхозам.

Сверх того, некоторые джамааты раздирает ожесточенная борьба фракций, образованных разными конфессиональными группами мусульман. С одной стороны это реформаторы- ваххабuты, принципиальные противники традиционного дагестанского ислама, культа святых и суфийских братств. Они появились на Северном Кавказе и в Поволжье под влиянием проповеди саудовских миссионеров совсем недавно, в 70-е годы ХХ в. Центром ваххабизма стали общины переселенцев из Аваристана в больших городах - Кизилюрте и Астрахани. В горах же к этому течению склонился всего один джамаат - Сантлада, родина главы ваххабитов Дагестана Багаудина-хаджжи, а также небольшие фракции с. Кванада и Тлондода [30]. У каждой такой общины есть свой имам ( амир) и молельный дом или мечеть.

Ваххабитам противостоит большинство горцев, имамы и главы администраций всех селений региона. Обе стороны настроены агрессивно, но наиболее вызывающе ведут себя реформаторы. Они срывают шесты с флажками с могил шейхов, открыто поносят своих односельчан из другой фракции во время пятничной проповеди ( хутба), никогда не разговаривают и не едят вместе с ними. Из-за этого часто случаются столкновения между фракциями больших селений. Самое серьезное из них произошло в марте 1996 г. [31], когда традиционалисты из с. Кванада избили своих врагов из ваххабитской фракции и разобрали их единственную мечеть. Только вмешательство ботлихского ОМОНа прекратило кровопролитие. Но все же ситуация в селении, как и вокруг других ваххабитских общин региона остается напряженной.

Так тяжело и противоречиво меняется на наших глазах жизнь колхозов и совхозов Аваристана. Как небольшой осколок советской системы они вошли в фундамент складывающегося на ее обломках исламизированного общества горцев. Каким будет это общество, сказать трудно. Формирование его только начинается. Но уже сейчас, на мой взгляд, можно предположить, что будущее северо-западного Дагестана будет определяться сложным переплетением традиционных и современных, мусульманских и колхозных институтов. К такому выводу подвело меня изучение изложенных на этих страницах полевых и архивных материалов.

В заключение этого очерка хочу подчеркнуть важное методологическое значение затронутой в нем проблемы. Изучение исламизации колхозов постсоветского Аваристана позволяет уточнить наше понимание традиций дагестанского горского общества в эпоху глобальных реформ и социальных потрясений современности. До сих пор в отечественном кавказоведении они, как правило, рисуются как отмирающие патриархальные и полуфеодальные пережитки. С советских времен в традиционной культуре горцев принято видеть нечто музейное, отмирающее после завершения коллективизации [32].

В статье я пытался полемизировать с этой глубоко ошибочной точ-кой зрения. На мой взгляд, продолжающаяся сегодня исламская трансфор-мация горного дагестанского колхоза помогает понять истинную природу местного общества. Его общинные традиции существуют в непрерывном изменении. На основе дореволюционной сельской общины в 30 - 50-е годы здесь сложились советские коллективные хозяйства. В свою очередь кол-хозы и совхозы в 80 - 90-е годы послужили базой для формирования со-временных исламских джамаатов. При этом вплоть до сегодняшнего дня горскому обществу, несмотря на частую смену форм своего существова-ния, удавалось сохранить основные принципы своей своеобразной культу-ры и социальной организации.

Устойчивость традиционной культуры и общества горцев Аваристана во многом объясняется удаленностью и труднодоступностью большинства селений этого региона. По этой причине советские реформы проходили здесь с большим запозданием. Как известно, дореволюционное админист-ративное и религиозное устройство Аваристана с незначительными изме-нениями сохранялось до 1927 г. Сплошная коллективизация была осущест-влена здесь почти на десятилетие позже, чем в целом по СССР, - в 1939-1940 гг. Современная дорожная сеть, связавшая Нагорный Дагестан с Плоскостью, появилась здесь довольно поздно, уже в конце 40-х - 60-е годы [33]. Причем до сих пор связи с этим регионом значительно ослабляются зимой и ранней весной, во время сильных снего-падов и селей.

Но главная причина такой устойчивости, как мне кажется, заключа-ется в сохранении здесь небольшой и во многом автаркичной общины-джамаата. Эта община представляет собой тип организации местного мусульманского общества, хорошо приспособленной к природно-хозяйственным и историко-культурным условиям Аваристана. Джамаат является итогом многовековой эволюции горского общества в условиях сменявших один другой самых разных политических режимов. Он смог пережить и эпоху советских реформ. В настоящее время общинные прин-ципы организации джамаата во многом определяют характер постсовет-ского исламизирующегося общества Аваристана.

Abstract of the paper:

ISLAM AND SOVIET LEGACY IN COLLECTIVE FARMS OF AVARISTAN (HIGHLAND DAGHESTAN)

Vladimir BOBROVNIKOV
Institute for Oriental Studies (Moscow)

This article, written on the author's field and archival materials, stud-ies social roots of the stormy movement for the Islamic revival enveloped Avaristan (northern and western districts of Mountainous Daghestan inhab-ited by Avars, Andy and Tsez peoples) over the last 6-7 years. It explores a strange coexistence of Islamic and Soviet institutions in collective and state farms of that region and new relations emerged from their interaction. The author ar-gues, that it occurs a gradual Islamic transformation of mountain collective farms into village Muslim communities ( jamaats). After division of large collective and state farms into small ones their institutions and functions have been captured by jamaats. Local Muslim leaders seized the power in the most of villages. Pastures and forests of collective farms (the former ' kolhoznaya sobstvennost') became collective property of jamaats. Their arable lands (the former ' priusadebnye uchastki') were divided into small private plots between jamaat families. In some villages mosque property ( vakuf) was restored. Frequent clashes between jamaats for pasture-lands and water resources determine current situation in the villages of Avaristan.


ПРИМЕЧАНИЯ

** This paper is a result of my field and archival work carried out in 1992-1997 with a financial support of the Wenner-Gren Foundation for Anthropological Research (grant 5736), and the Research Support Scheme of the OSI/HESP (grant 1072/1996).

1 Как правило, советские монументы тихо и мирно демонтировались по решению районных администраций. Довольно редки были случаи сноса памятников в ходе массовых беспорядков, как, например, уничтожение группой сельских хаджжи памят-ника Уллубию Буйнакскому в его родном селении Уллубий-аул (Буйнакский район), произошедшее в августе 1992 г. ( Трибуна. № 8, 3.09.1992).
Борьба с памятниками не обходилась без курьезов. Так, в 1991 г. власти Цумадинско-го района водрузили на место бронзового Ленина в с. Агвали бюстик Шамиля. Из-за многочисленных протестов имамов мечетей и стариков, напоминавших об известном исламском запрете делать изображения людей, власти убрали памятник в 1994 г. Сейчас на его месте стоит бронзовый орел из герба послесоветского Дагестана.

2 При этом некоторые советские лозунги, близкие к идеалам ислама, все еще висят в горах. Например, на стенах домов в с. Хунзахе и Агвали можно прочесть написанное огромными буквами предупреждение о вреде пьянства по-аварски: ГIаракъи сахлъ-иялъул тушман буго (аварск. "Водка - враг здоровья").

3 Нужно иметь в виду, что исламизация андийских и цезских народов Аваристана завершилась позднее, чем у других народов Дагестана. Еще во время Кавказской войны XIX в. Шамиль боролся с многочисленными доисламскими обрядами и верова-ниями местных горцев (правом первой ночи для горца у ахвахцев и цезов, отсутствием шаровар в женской одежде багулал, чамалал, тиндал и цезов, употреблением ими в пищу запрещенных шариатом мясных блюд и проч.) (Ср.: Гаджи Али Сказание очевидца о Шамиле. Махачкала, 1990, с.24). Вплоть до конца 20-х годов ислам не играл большой роли в повседневной жизни местных сельских общин (Ср.: Чурсин Г.Ф.Авары. Махачкала, 1995, с.15-18, 50-63).

4  Маслиат. апрель 1995, № 3, с. 3; Дагестанская правда. 18.12.1996. Для сравнения укажем, что по последней дореволюционной статистике, в 1913 г. в Дагестанской области, занимавшей примерно половину современной дагестанской территории, было 2021 суннитская мечеть (в том числе 354 соборных) и 35 шиитских. См.: Обзор Дагестанской области за 1913 г.. Темир-Хан-Шура, 1915, ведо-мость № 12.

5 Ср. основные правила поста по шариату: Торнау Н.Изложение начал мусуль-манского законоведения. СПб, 1850, с. 92.

6 О подобных эксцессах 1994-1996 гг. в даргинских селениях мне сообщал известный дагестанский арабист А.Р. Шихсаидов. Интересно отметить, что люди, не соблюдающие основных предписаний ислама, сегодня такие же изгои горского обще-ства, как лет восемь назад немногие сельские интеллигенты, отказывавшиеся от упот-ребления водки.

7 Именами молельных домов, как правило, называют горные хутора и пастбища. При сборе багвалинской топонимики в 1995-1996 гг. я насчитал до 400 микротопонимов, образованных от названий молельных домов на землях с. Кванада и около 300 - на территории соседнего с. Хуштада. См.: Бобровников В.О.Реконструкция этни-ческой истории багулал по данным микротопонимики // Дагестанский лингвисти-ческий сборник.Отв. ред. М.Е.Алексеев. Выпуск 3. М., 1997.

8 На андийских языках слово кила или чила означает как животновод-ческий хутор, так и навоз. Желая подчеркнуть религиозность своих земляков-багулал, А.А. Закарьяев рассказал мне притчу об ахвахце, впервые попавшем в с. Хуштада лет десять тому назад. По его словам, увидев многочисленные молельные дома у родников, он воскликнул: " Ну и ну, у нас где вода - там одно лишь дерьмо, а у вас это - место для молитвы ".

9 Ср. аналогичные сообщения дагестанской прессы: Дагестанская правда, 23.04.1994; ХIакъикъат ( Истина, на аварск. языках). 26.04.1994; Новое дело, 20.05.1994, с. 5.

10 Интересно отметить, что при советской власти садака в Аваристане чаще всего совершалась на открытом воздухе, возле зияратов и прочих местных святилищ. Сейчас многие сельские имамы, считая такой обычай наследием язычества, перенесли место действия садака в мечеть. Так поступили в частности дибиры С.-Г.Ахмедов (Кванада), С.-Г.Пирмагомедов (с. Агвали) и М.-С.Газиев (с. Хуштада).

11 См. публикации данных Госкомстата РД по итогам референдума: Дагестанская правда. 31.07.1992; и о перерегистрации коллективных хозяйств Дагестана: Новое дело. 19.11.1993, с. 2; 01.04.1994, с. 2.

12  Решение общего собрания колхозников к/за им. 45-летия ДАССР. Протокол № 4 от 30 марта 1992; Распоряжение правительства РД от 18 июля 1996 "О ликвидации МХП Цумада и возврате 9182 га прежним землепользователям согласно приложению" // Архив райкомзема Цумадинского района РД. Агвали; Решение общего собрания к/за им. Ленина. Протокол № 12 от 15 сентября 1993; // Архив райкомзема Цунтинского района РД. Цунта.
Ср. архивные материалы по переименованию хозяйств Ботлихского и Цумадин-ского районов: Решение Цумадинского РИК о переименовании к/за им. Жданова в к/з им. Шамиля. Протокол № 36 от 17 марта 1992; Решение Цумадинского РИК о создании к/за им. Р.Гамзатова. Протокол № 10 от 8 декабря 1995; Решение Ботлих-ского РИК о переименовании к/за им. Энгельса в к/з им. Р.Гамзатова. Протокол № 10 от 4 апреля 1993.

13  Анкеты и Полевой материал В.О.Бобровникова, собранный в селениях Ботлихского, Хунзахского, Цумадинского и Цунтинского районов Дагестана в 1992-1996 гг. Мои респонденты М.-С.Абакаров(Хасавюрт) и А.Закарьяев (Хуштада).

14 Мнение моих респондентов М.-Р.Гагиева (Агвали), Г.Гамзатова (Тлондода), Х.Омарова (Кванада) и др. Справедливости ради, нужно заметить, что при дореволюционном российском и советском управлении прошли наиболее спокойные для горцев полтора столетия. Со времен средневековья и до присоединения Нагорного Дагестана к Российской империи в 1860 г. его история представляет собой бесконечную череду междоусобиц и войн с соседними державами - Турцией, Персией и Россией. Демографический взрыв, в результате которого населе-ние республики выросло за 1926-1989 гг. с 591,6 тыс. до 1 млн. 802 тыс. чел., был прямым следствием улучшения внутриполитической и экономической обстановки в регионе при советской власти. Ср. Советский Дагестан за 60 лет. Махачкала, 1982, с. 10, 27-85.

15  Дагестанская правда, 23.12.1993; 17.06.1994; 12.06.1996.; Новое дело, 17.12.1993, с. 5; 19.06.1994, с. 5; 14.06.1996, с. 5.

16  Решение Цумадинского РИК № 247 от 30 декабря 1987; Решение общего собрания колхозников к/за им. Коминтерна. Протокол № 5 от 30 июля 1992; Решение Цумадин-ского РИК о создании к/за им. Р.Гамзатова. Протокол № 10 от 8 декабря 1995; Реше-ние Ахвахского РИК № 432 от 3 марта 1993; Решение Ботлихского РИК № 117 от 30 сентября 1994. Судя по материалам дагестанской прессы, разукрупнение совхозов и колхозов идет как в горах, так и на Плоскости: в Акушинском, Гумбетовском, Кизлярском, Тарумовском и др. районах. См.: Дагестанская правда. 15-17. 09.1992.

17  Полевой материал В.О.Бобровникова, собранный в селениях Ботлихского и Цумадинского районов Дагестана в 1995-1996 гг. Ср.: Развернутая экспликация земель колхозов других районов на территории Цумадинского района РД по состоянию на 1 ноября 1989; по состоянию на 1 января 1997 // Архив райкомзема Цумадинского района РД.Агвали.

18 Последний факт был сообщен мне М.Ю.Рощиным из Института востоковедения РАН, одновременно со мной проводившим полевое обследование горных селений Цумадинского района. О подобных случаях в Ботлихском районе мне рассказывал также Х.Г.Азаев из с. Ботлих.

19  Дагестанская правда. 19.09.1992.

20 Насколько мне известно, частичная реституция обрабатываемых угодий (аварск. мегъ; на андийск. языках мигъ) была проведена лишь в немногих высоко-горных джамаатах. Среди них нужно отметить обследованные мной селения Гагатли, Гигатли, Кванада, Миарсо, Тлисси, Хварши, Хуштада.
Размеры приватизированных земель подсчитаны мною по следующим архивным материалам: Земельные балансы на 1 ноября 1990 и на 1 января 1997 Ахвахского района РД // Архив райкомзема Ахвахского района РД. Карата; Земельные балансы на 1 ноября 1990 и на 1 января 1997 Ботлихского района РД // Архив райкомзема Ботлих-ского района РД. Ботлих; Земельные балансы на 1 ноября 1990 и на 1 января 1997 Цумадинского района РД // Архив райкомзема Цумадинского района РД.Агвали.

21 См. публикации последних данных Госкомстата РД: Новое дело. 28.02.1997, с. 2.

22 Подсчитано по следующим архивным данным: Земельные балансы на 1 ноября 1990 и на 1 января 1997 Ахвахского района РД // Архив райкомзема Ахвахского района РД. Карата; Земельные балансы на 1 ноября 1990 и на 1 января 1997 Ботлих-ского района РД // Архив райкомзема Ботлихского района РД. Ботлих; Земельные балансы на 1 ноября 1990 и на 1 января 1997 Цумадинского района РД // Архив райком-зема Цумадинского района РД. Агвали; Земельные балансы на 1 ноября 1990 и на 1 января 1997 Цунтинского района РД // Архив райкомзема Цунтинского района РД.с. Кидеро.

23  Полевой материал В.О.Бобровникова, собранный в селениях Ботлихского, Хун-захского


© 1999—2013 Сайт культурно-исторического наследия цумадинцев
Техническое и финансовое обеспечение: Магомед ГАДЖИДИБИРОВ и др.         Автор — Магомедгусен ХАЛИЛУЛЛАЕВ
e-mail: director@torgvisor.ru   тел. 8-963-797-40-07 // CMS для этого проекта разработан компанией TorgVisor.Ru
Вариант для печати вернуться в начало сайта
Мнение редакции независимого информационного агентства ЦУМАДА.РУ может не совпадать с мнением авторов статей, которые несут ответственность за достоверность приводимых данных в своих публикациях. Опубликованные материалы могут содержать недостоверные данные. Все материалы данного сайта являются интеллектуальной собственностью их авторов, полная или частичная их перепечатка без разрешения редакции запрещена.