Независимое информационное агентство «ЦУМАДА.ру» rss tsumada.rutube.ru  rss новости 
Подписка на новости




CAPTCHA Image


Логин@tsumada.ru:
Пароль:


(что это)
Заведите почту на tsumada.ru



Информационный портал «Деловая Махачкала»ALLDAG.ru
maarulal.ru

Архив новостей , персон

Назад

§ 2. Земельно-правовые и социальные отношения

Феодальное общество в союзе Ункратль представляло собою многоэтажное здание сословного характера. Имеющиеся материалы со всей определенностью позволяют утверждать, что в союзе Ункратль существовали три главные устойчивые социальные группы: знать (нуцалчи, бек), свободные общинники (уздени) и зависимые (рабы). Все они отличались и чисто внешними признаками: одеждой, украшениями, размерами жилищ, количеством жен, образом жизни.

Ункратлинская знать состояла из двух основных категорий: нуцалчи (бек) и воснно-служилые. Этот высший сословный класс занимал наследственно почетные должности в Ун-кратле. Военно-служилая знать в свою очередь состояла из старейшин и дружины ("рекIарал"). Сословие "рекIарал" соответствовало по своему социальному и экономическому положению "благородным воинам". Для них обязательна была служба в коннице нуцалчи. Они назначались за личные заслуги, а затем уже эти должности передавались по наследству. Жалованья они не получали, были свободны от налогов, служили за земельные наделы.

Для уяснения сущности вассального положения дружины (рекIарал) наибольший интерес представляет, несомненно, вопрос о существовании феода в союзе Ункратль. Путем внимательного анализа источников удалось установить, что в союзе существовал институт условного землевладения, феод, или лен, который обозначался термином "милк".

Особое место в сословно-иерархической (феодальной) лестнице союза занимало мусульманское духовенство. В руках ункратлинской знати находились значительные земельные угодья, пашни и пастбища, скот.

Вторую социальную группу составляли свободные общинники (уздени), социально полноправные члены общества. Это было основное податное население, которое платило оброк и отбывало барщину. Место узденя среди других определялось, прежде всего, его экономической силой, обширностью его владений, знатностью тухума.

В 1844 году кедибские беки были истреблены сторонниками Шамиля. Поэтому в последующем основное население ункратлинцев составляли общинники (уздени) и раяты. К этому времени среди узденей происходило расслоение. Среди них выделялась группа обогатившихся узденей, которые пользовались чужим трудом. Они имели стада овец и владели большими участками земли. Но их, по сравнению с другими, узденями, в союзе было мало: по данным конца XIX в. - 72 хозяйства182. Другая часть узденей вела хозяйство без применения чужого труда. Были и такие уздени в союзе, которые не могли себя прокормить в течение года. Они, как правило, уходили на отхожие промыслы. Все уздени считали себя равными, независимыми и были юридически равны между собой, но авторитета в джамаате у бедных было меньше, чем у богатых. Права и жизнь узденей и их собственность охранялись адатом и общиной.

Для обозначения состояния зависимости в Ункратле потребляли слово "гагъ". Среди лагов выделялись две основные категории - невольники и кабальники. Основными источниками невольничества были: захват во время войны и набегов, покупка на невольничьих рынках, естественный прирост. Невольники могли принадлежать как коллективу (роду, семье), так и индивиду. Кабальничество, или долговое невольничесто, было порождено имущественным неравенством. Кабальником мог стать только соплеменник за неуплату долгов. Освобождение происходило только тогда, когда ка-бальник уплачивал долг.

Таким образом, дифференциация союза на три устойчивые социальные группы (знать, свободные и полноправные общинники, зависимые и неполноправные невольники и кабальники) была "основана на принципах знатности и ипфе-риорности и весьма характерна для обществ переходной стадии от первичной формации ко вторичной183.

Характерной особенностью развития Аварии в начале XIX в. была децентрализация политической власти феодальных владетелей (хунзахских ханов), рост феодальной фамильной раздробленности. Кедибские беки находились в вассальных отношениях к сюзерену - хуизахскому хану, верховному собственнику всего феодального владения; их земельное право было основано на вассалитете: они несли охранную службу на границе с Тушетией, сопровождали в походах и поездках хунзахского хана. И особенностью землевладения в Ункратле является то, что эти земли были пожалованы дружине (рекIарал) беками за их службу. Представление о принадлежности всей земли хунзахскому хану (верховному правителю) вытекало из представления о нем как о гаранте благосостояния всех его подданных.

Анализ источников дает возможность предположить, что в союзе Ункратль были развитые феодальные отношения, тогда как у багулалов, чамалалов и хваршинцев они находились в стадии становления. В процессе развития феодальных отношений в союзе Ункратль огромную роль играло дальнейшее укрепление власти местных (кедибских) феодальных правителей после смерти Умма хана в 1801 г., укрепление их земельной собственности и усиление тенденции к освобождению от центральной власти (от хунзахских ханов).

По этому поводу в одном из архивных документов сообщается: "Селения Кеди, Саситль и Сильди кедибскис беки считают своей собственностью, так как земля им принадлежит, и поэтому они получают с каждого двора по одному барану, по сабе пшеницы и по три рабочих дня"184. Кедибские беки, будучи выходцами из аварского ханского (нуцалского) дома, являлись вассалами последнего. Все селения Ункратля платили подать хунзахскому хану Умма-хану за пастбищные горы185. Как видно, налицо наличие в Ункратле феодального владения (вотчины) хунзахского хана. Экономической основой вотчины являлась феодальная земельная собственность.

Бек, будучи фактическим собственником всей общесельской земли, не имел в рамках вотчины-общины земельной собственности, резко ограниченной и отделенной от основной массы этой земли. Земельная собственность бека являлась объектом землепользования. И наоборот, вся общесельская земля являлась его собственностью. В отличие от типичной европейской вотчины, которая делилась на домен ("барская запашка") и крестьянские держания, здесь наблюдается включение "барской запашки" в общую массу земельных наделов. Крестьянские (узденские) наделы в Ункратле представляли собой условные феодальные землевладения типа бенефиция, первоначально пожалованные за службу и впоследствии перешедшие в наследственное (фамильное) владение типа лена с условием выплаты податей и повинностей, размеры которых были приведены выше.

В пределах своей вотчины кедибские беки осуществляли административно-политическую власть, являлись гарантами

безопасности жителей и соблюдения норм обычного права и шариата. После ликвидации независимости Аварии и поражения ункратлинских восстаний 1861, 1862 и 1871 гг. сельская община, ранее выступавшая в качестве вотчины ке-дибских беков и хунзахских ханов, по существу превратилась в низовую единицу новой административно-политической системы, созданной царским правительством, с сохранением тех атрибутов власти, которые соответствовали колониальной политике царизма.

В Упкратлс в исследуемое время, как и в других территориальных объединениях аварцев, существовало несколько форм земельной собственности. Как показывает анализ собранного материала, главной формой собственности у унк-ратлинцев в XIX - нач. XX вв являлось частное землевладение.

Частная собственность у ункратлинцев, как и у других народов Дагестана, известна под названием "мульк" (мирк)186. Наличие собственности на землю вызвало и различные формы пользования ею. Хозяин мулька мог продать ее, "подарить, передать по наследству, завещать или передать мечети, уплатить за кровомщение, обменять и т. д., то есть право отчуждения составляло важнейшую составную часть права собственности. Однако сельская община и тухум стремились ограничить право отчуждения, свободную куплю-продажу за пределы общины с тем, чтобы сохранить былые архаические формы в пользовании землей.

Сельская община имела на мульк лишь косвенное право, которое заключалось в том, что она устанавливала общие для всех сроки сева и уборки урожая, то есть в какой-то мере регламентировала пользование частной землей. Кроме того, заключалось оно также в существовании права пастьбы скота общинников на мульках до посева и после снятия урожая. Только в этом и заключалось существование сельской общины в исследуемый период как землевладельца по отношению к мульку.

Наличие частной собственности на землю с правом отчуждения являлось главным источником сосредоточения у одной части узденов больших земельных владений и обнищания другой части. Наиболее крупными землевладельцами в Кедибском обществе в середине XIX в. являлись представители из тухума Нуцаби, в Гаккойском обществе из тухума Суракъатилал, в Сильдинском обществе из тухумов Бацилав и Курамагомад, в Саситлинском обществе из тухума Хелетури.

Подобное явление имущественной дифференциации наблюдалось и в других обществах союза. Здесь также состоятельные уздени сосредоточили в своих руках основной земельный фонд. Это была местная узденская знать, занимавшая в то же время высшие административные должности, которые позволяли ей еще больше обогащаться за счет обедневших узденей.

Переходя по наследству из поколения в поколение, мульки бедных узденей все больше и больше дробились на мелкие клочки, в то время как зажиточные уздени имели возможность, в конечном счете, приобрести их и укрепить свое хозяйство.

Лишившись земли, уздени искали пути и средства обеспечения жизни. Они жили либо на случайные заработки и за счет отхожих промыслов, либо арендуя землю на кабальных условиях у состоятельных односельчан. В основном безземельные уздени не имели и скота, так как, не имея покосов, они не имели возможности и содержать скот. В результате многие общинники доходили до полной обездоленности и бедности.

Одним из средств существования обедневших и разорившихся общинников являлся отхожий промысел. Ункратлинцы уходили на заработки в Терскую область, в Тушетию и на равнину, где находились в течение весны, лета и осени, а зимой возвращались домой. Отходники выполняли всевозможные работы: жали хлеб, смотрели за скотиной, оберегали сады и т. д. К концу XIX в. много отходников стало идти и на нефтяные промыслы Грозного. Уходили отходники и на железную дорогу, где работали в основном разнорабочими.

У жителей союза Ункратль вследствие особенностей природных условий, земельные участки в массе своей были небольших размеров и разбросаны в различных местах, но в непосредственной близости от селений. Земельные участки, расположенные на каменистых и гористых местностях, обрабатывались вручную мотыгами, а там, где удобно, применялась деревянная соха.

По записям переписи 1886 г., пахотной земли имели общества Ункратль: Кеды - 1237; Саситли - Сильди - 677,52; Гакко - 883,52; Митрада - 650,34; Н. Хваршины - 714,54; В. Хваршины - 315,17; Цихалах - 290,42 пудов посева187.

Частновладельческие сенокосные участки были расположены дальше пахотных полей. Это были в основном сенокосные склоны гор.

В частной собственности, помимо пашни и покосов, находились и отдельные участки леса (Сильди, Гакко), однако таковых было мало, и владели ими состоятельные представители сельских обществ.

Второй формой собственности на землю являлась мечет-ская земля, которая называлась "вакуф". Для успешного изучения истории Ункратля, да и всего Дагестана, необходимо, в частности, всемерное изучение вакуфных книг, которые велись и хранились в мечетях сельских обществ. Являясь одной из разновидностей документов мечетского делопроизводства, вакуфные книги, фиксирующие поземельные сделки общинников и отчуждаемые мечети земли, содержат важные сведения о хозяйстве, занятиях и положении уздснства, т. е. данные о социально-экономических отношениях в обществе. По своему характеру "вакуфные записи" подразделяются на несколько видов или групп: записи, регистрирующие обмен мулька; записи, фиксирующие куплю-продажу мулька; записи, регистрирующие завещание мулька в качестве "вакуфа" мечети.

Возникновение у аварцев вакуфа, как и у других народов Дагестана, связано с распространением ислама. Источником образования вакуфных земель в союзе обществ являлись завещания верующих, передававших в собственность мечети пахотные и сенокосные земли, книги и т. д. Эти вакуфные земли не подлежали дележу и отчуждению; необходимым условием при учреждении вакуфа являлось непрерывное продолжение его существования. Вакуфные земли мог арендовать любой узден общества, однако с обязательной выплатой определенной доли урожая мечети.

Характерным в пользовании мечетскими землями являлось то, что вакуфы обрабатывались, как правило, не самим духовенством, а членами джамаата. Мечетские земли сдавались в аренду на разных условиях. Наиболее распространенной являлась испольная аренда (ижара), при которой половину урожая арендатор отдавал мечети. Нередко участок сдавался в аренду на условиях выдачи одной трети урожая. Наиболее отдаленные от селения вакуфные земли сдавались в аренду на условиях отдачи мечети зерна в размере высева. С покосов должны были представить жир для светильников, находящихся в мечети. Доход от вакуфных земель шел на содержание муталимов, на благотворительные цели, раздачу "садакъа" (содержание несостоятельных односельчан), а также на содержание служителей мечети. Эти земли способствовали экономическому усилению и сплочению джамаата. Урожай в мечети хранили в "цагъуре" и выдавали муталимам на 20 дней одну къали (мерку). Вакуф, как и эакаат, поступал в пользу всей общины, регулировался общиной, включался в общинную систему.

Количество вакуфных земель по сравнению с частновладельческими землями было мало, в особенности в небольших обществах. Самое большое количество мечетских земель находилось в Кединском обществе.

Сохранилось немало записей о пожертвованиях в пользу мечети определенных доходов с частновладельческих земель. Это, главным образом, известное количество зерна, из которого хозяин мулька выпекал хлеб и приносил его в пятницу в мечеть.

Третьей формой собственности на землю являлась общественная (джамагIатальъул ракъ). Сюда главным образом относились пастбища, выгоны, леса и хIарим. "У горцев Дагестана, - писал М. М. Ковалевский, - как и у лезгин Закаталь-ского округа, совместное владение пастбищами и лесами встречается бок о бок с подворной собственностью в применении к пахоте и лугам. Никто не вправе делать заимки в общинной пустоше и лесе, не получив на это предварительного согласия всей общины188.

Пользование общественной землей и угодьями регулировалось обычным правом. В пользовании пастбищами и выгонами не было ограничений. Хотя время пастьбы скота и выбор места определялись сельской администрацией и джамаа-том в целом, считалось, что каждый член общины обладает равными правами на коллективное владение джамаата. Но в действительности этого права не существовало, т. к. за этим внешним равноправием в условиях разделения общества на богатых и бедных скрывалось нарушение былого правнопра-вия в пользовании общинными землями, т. к. не все в одинаковой степени могли пользоваться ими. Феодальная общинная знать, кроме крупных земельных владений, имела большое количество скота. Поэтому, хотя по адатам все члены джамаата могли пользоваться пастбищами и выгонами на одинаковых правах, в действительности это право превращалось в формальность.

Общественная пахота, предназначенная для нужд сельского общества, а также пожертвованные собственниками участки для строительства и ремонта мостов, дорог, общественных зданий и т. д. обрабатывались общинниками по решению джамаата.

Особым видом общественной собственности на землю являлись земли под названием "хIарим", т. е. земли, которые после пожертвования членами общества в благотворительных целях в пользу джамаата, превращались в общественные пастбища или пустоши. Эти земельные участки никто не имел права вспахивать, захватывать или присваивать себе. На них пасся заболевший скот. Пожертвование совершалось и при жизни собственника земли, и при наличии наследников. За соблюдением норм "хIарима" следил джамаат, нарушение границ "хIарима" считалось захватом и наказывалось.

В ряде случаев мульковладельцы жертвовали свою землю (пахоту) не только для превращения ее в пастбище или же пустошь, но и для кладбищ. В собственности обществ союза Ункратль находился и лес189.

Итак, из приведенных материалов видно, что в Ункратле в исследуемый период находилось несколько форм собственности на землю: частная, мечетская (вакуфная) и общинная. Частная собственность существовала издавна и являлась основной формой. Распространялась она на пахоту, сенокосы и отчасти на леса. Возникновение вакуфа было связано с распространением ислама и с наличием права отчуждения. В общинной собственности, также древнейшей, находились в основном пастбища, пустоши, леса и отдельные пахотные и сенокосные участки.




182 ЦГА РД. Ф. 21, оп. 5, д. 111. Л. 300.

183 Попов В. А. Историческая динамика общественного расслоения и тенденция классогенеэа в параполитейных обществах // Ранние формы социальной стратиграфии. М., 1993. С. 139.

184 ЦГВИА. Ф. 205, оп. 1, д. 132. Л. 1-2.

185 Движение горцев Северо-Восточного Кавказа в 20-50 годах XIX в. Махачкала, 1959. С. 18.

186 "Мульк"-в пер. с араб, "имение", "владение", "недвижимость".

187 ЦГА РД. Ф. 21, он, 5, д. 111. Л. 30.

188 Ковалевский М. М. Закон и обычай на Кавказе. М., 1890. Т. 1. С. 62.

189 ЦГА РД. Ф. 21, оп. 5, д. 111. Л. 250.

Назад


Метки персоналии, новостей и фоток!
Абдурахман, Литература, Сироти, Ювенал, Спорт, Сагада, Абдулхабиров, На аварском, Публикации, Связь, Видео, Согратль, Харайчо, Анди, Кокрек, Инхо, Абдлухабиров, Кавказ, Кочали, Хонох, Сажид, Атлетика, Медицина, Тленхори, Сагада, Гигих, Стройка, Культура, Персона, Защитники, Саситли, Ущелья, Ричаганих, Нижнее Хваршини, Цедатль, Стихия, Мечети Багвалал, Стройка, Я-Политика, Мечети Тиндалал, Водопады, Гакко, Лесные, Хварши, Хварши, Акнада, Мечети Чамалал, Ургелой (Аркискент), Цумада, Нижнее Гаквари, Ислам, Кенхи, НЕ_ИЗВЕСТНО, Гимерсо, Хуштада, Аулы левобережья, Фанклуб, Утварь, Саситли, Быть, Эчеда, Водоемы, История, Хуштада, Кеди, Ремесло, Саильди, Инхоквари, Тисси, Школы левобережья , Фауна, Персона, Сильди, Селения, Этнос, Ангида, Кенхи, Нижнее Гаквари, Села в Хасе, Ахират, Тлондода, Квантлада, Хваршини, Цумадинцы, Мосты, Чонтаул, Шава, Иллюстрации, Религия, Хутор, Тиндалал, Кутан, Спорт, Турнир Кади, СельХоз, Награждение, Ретро, Туризм, Новости, Тинди, Сантлада, Гигатли, Образование, Война, Пейзаж, Горы, РетроПерсона, Тилси, Школы правобережья, Стихия, Кутан Акнада, Флора, Цунтаккал, Транспорт, Кванада, Объекты, Атлетика, Верхнее Гаквари, Мечети в Ункратле, Кеди, Школа, Минарет, Тинди, Мероприятия, Джамаат, Аулы правобережья, Кванада, Мечети на равнине, Борьба, Акнада, Спортсмены, Тлондода, Школы на равнине, Природа, Цыхалах, Гакко, Аща, Реки, Чествование, Альпинизм, Инхоквари, Собрания, Чамалал, Цумада Урух, Верхнее Хваршин, Гигатли, Мельницы, Хонох, Фотки, Верхнее Гаквари, Хвайни, Судейство, Лес, Эчеда, Тисси, Гимерсо, Этнос, Гадири, Санух, Гьаквари ккал, Агвали, Медицина, Гадири, ПроНас, Хушет, Тисси-Ахитли, Метрада, Тенла, Агвали, Тазият, Махач, Газета, Санух, Гигатли Урух, г.Хасавюрт, Мечети в Эхедемухъ, Туризм, Гачитли, Природа, Турнир Абакарова К., Самбо, Хъулухъ, Новосаситли (Хас. р-н), Осетия, Ботлих, Гергебель, Теречное, Медресе, Ветеран спорта, Сагид, Поздравления, Конкурс, , Урари, Зашитники, Стих, Наука, ДТП, ,

© 1999—2013 Сайт культурно-исторического наследия цумадинцев
Техническое и финансовое обеспечение: Магомед ГАДЖИДИБИРОВ и др.         автор проекта — Гусен ХАЛИЛУЛЛАЕВ
e-mail: gusen_ha@mail.ru   тел. 8-963-79-74-007 skype: gusen76
Вариант для печати вернуться в начало сайта
Мнение редакции независимого информационного агентства ЦУМАДА.РУ может не совпадать с мнением авторов статей, которые несут ответственность за достоверность приводимых данных в своих публикациях. Опубликованные материалы могут содержать недостоверные данные. Все материалы данного сайта являются интеллектуальной собственностью их авторов, полная или частичная их перепечатка без разрешения редакции запрещена.