Независимое информационное агентство «ЦУМАДА.ру» rss tsumada.rutube.ru  rss новости 


Архив новостей , персон

Назад

§ 5. Народный сельскохозяйственный календарь и календарные обряды

Ункратлинцы, как и другие дагестанские народы, имели свой сельскохозяйственный календарь, выработанный в результате многовекового опыта трудовой деятельности в области земледелия и животноводства, который строго регламентировал сроки проведения различных видов сельскохозяйственных работ. Постоянные наблюдения за явлениями окружающей природы, сменой сезонов годичного цикла позволяли горцам не только познать многие закономерности, но и использовать их в практике своей хозяйственной деятельности.

Сведения о явлениях природы (наблюдение за поведением насекомых, птиц, за ростом растений, созреванием тех или иных зерновых культур, за движением облаков, направлением ветров, сменой температуры и т.д.) давали людям возможность предвидеть сезонные изменения годичного цикла, определять взаимосвязь этих изменений, характер зимы, лета, каков будет снежный покров, предвидеть перемены погоды. Все это имело большое значение для рациональной организации хозяйственного быта крестьян124.

В исследуемое время ункратлинцы пользовались лунно-солнечной системой времяисчисления: для определения времен года, дневного времени - солнечным календарем, а для определения дней месяца - лунным.

В соответствии с важнейшими фазами сельскохозяйственных работ (началом и их окончанием) ункратлинцы в прошлом делили год на две части: теплое время - "хинаб заман" (летнее время) и холодное время - "хаслил заман" (зимнее время). Такое деление года определялось двумя основными моментами в положении солнца - летним и зимним солнцестоянием. Год так же, как и у других народов, состоял из 12 месяцев и делился на четыре сезона (весна - "ихх", лето - "ригIи", осень - "хасел", зима - "хасалихълъи"), К сожалению, народные названия месяцев не сохранились, в памяти людей остались только их мусульманские названия: 1) мухаррам (первый месяц) - 30 дней; 2) сафар - 29; 3) раби-ал-аввал - 30; 4) раби-ал-ахир - 29; 5) джумада-ал-аввал - 30; 6) джумада-ал-ахира - 29; 7) раджаб - 30; 8) шабан - 30; 9) рамазан - 30; 10) шаввал - 29; 11) зулкада - 30; 12) зул-хиджа - 29. Таким образом, согласно мусульманскому лунному календарю год состоял из 354 или 355 дней, то есть на 11 дней короче тропического солнечного года. Новый год в этом календаре каждый год на 11 дней отступает назад, постоянно переходя с лета на весну, потом на зиму и осень, и в течение 33 солнечных лет обходит все времена года.

Хозяйственный год у ункратлинцев также делился на четыре периода, связанных с временами года, которые в свою очередь распадались на более мелкие отрезки времени. В рамках этих периодов проводились только определенные виды сельскохозяйственных работ (вывоз навоза на поля, пахота, сев, уборка урожая, сенокос, отгон скота на летние и зимние пастбища и т. д.).

Каждое общество союза Ункратль имело свои определенные сроки проведения сельскохозяйственных работ применительно к условиям и особенностям данной местности, знания 6 которых передавались из поколения в поколение. Поэтому для более точного определения сезонов года, начала и окончания сельскохозяйственных работ (время пахоты, сева, уборки урожая) они создали свои особые локальные сельскохозяйственные календари.

Ункратлинский сельскохозяйственный календарь состоял из следующих периодов: весна (ихх) начиналась 22 марта, лето (ригIи) начиналось 22 июня, осень (хасалихъиъи) - 22 сентября, зима (хасел) - 22 декабря. В каждый отрезок времени ункратлинцы выполняли те или иные сельскохозяйственные работы. Так, зимой они в основном сидели дома и занимались домашними делами, промыслами. Женщины расчесывали шерсть, ткали, вязали. Мужчины ремонтировали сельскохозяйственные орудия труда, ходили на охоту и т. п. Ранней весной начинали вывозить на поля навоз, очищать поля от камней, занимались очисткой семян, готовились к пахоте и севу.

Хозяйственный год начинался с весны. Наступление весны определялось, как правило, по солнечному ориентиру. Почти в каждом селении имелись свои особые места - ориентиры по солнцу (деревья, камни, выступы), по которым в зависимости от восхода или захода солнца определяли первый день весны. Так, в сел. Саситли первым днем весны считался тот день, когда солнце вставало над местностью под названием "ГьитIинаб бер-цин-тIебелалдаса". Первыми предвестниками весны считали подснежники и прилет весенних птиц "ихдалил хIинчI" (весенняя птичка). "Настоящая" весна определялась прилетом ласточек и удодов.

Ункратлинцы придавали большое значение первым трем дням весны. Народный опыт утверждал, что в эти дни можно предсказать погоду на год. Так, если 22 марта погода выдавалась хорошая, ожидали хорошую весну, если плохая, считали, что весна будет капризная. "Какая погода будет 23 марта - такая погода должна быть летом. Какая погода будет 24 марта - такая будет осенью", - так считали ункратлинцы.

Весна включала в себя ряд периодов, которые состояли из определенного количества дней (90). С этими периодами было связано проведение сельскохозяйственных работ: вывоз удобрений и разбрасывание их на поля, подготовка к пахоте и севу; проведение пахоты и сева и их завершение.

Весна воспринималась как самый ответственный период года. Наиболее важным являлся ее начальный период, когда проводился сев зерновых. Поэтому проведение праздника "Оц ре-гьи", описанного выше (см.: гл. II, § 1), считалось большим событием и отмечалось ункратлинцами с большой торжественностью, В зависимости от местности этот день падал на различные календарные дни. Но общим для этого дня являлось то, что это самый распространенный, торжественный и всеобщий праздник, который сопровождался различными обрядами и своеобразными церемониями, связанными с "магическим воззрением" и "религиозным строем мышления" людей, думавших, что эти мероприятия должны обеспечить благополучие хозяйству и обильный урожай125.

После проведения праздника первой борозды сеяли ячмень и другие яровые культуры.

В марте-апреле происходило ягнение овец. Оно требовало от животноводов больших навыков ухода за овцематками и ягнятами. В начале мая окот заканчивался, 10-15 мая в селах доили овец, молоко сначала выделяли беднякам и кузнецу за его работу. За этим начиналась стрижка овец "цIира бетIи". До появления ножниц для стрижки, овец общипывали (бетIи). С 22 мая переводили свой скот на хутора, пастьба на пашне запрещалась (мегь къотIи), назначали пастухов для крупного рогатого скота. В конце мая - начале июня завершали сев яровых и с прилетом кукушки начинали посадку картофеля, кукурузы, тыквы, бобовых. С 10 июня ункратлинцы готовили свой мелкий рогатый скот для перегона на летние пастбища.

Наступление лета определялось по расположению солнца и звезд. В числе целого ряда примет, определяющих наступление лета, было первое кваканье лягушки. В начале - середине июля женщины делали прополку кукурузы. В этот период жители селений несколько раз совершали обряд вызывания дождя (если засушливое лето) или солнца (если постоянно шли дожди). 20 июля начиналась косовица ("хер беци"). До тех пор, пока не проведут прополку озимой пшеницы, не начинали косовицу. Уборка урожая начиналась в августе-сентябре. Время уборки, как и пахоты, зависело от природных условий. Разница в сроках достигала 10-15 дней. Примерно с середины сентября начинали уборку колосовых культур, убирали кукурузу. Основной приметой приближения осеннего сезона (с 21-22 сентября до середины декабря) являлось пожелтение листьев, отлет ласточек. В конце сентября выкапывали картофель. До 10 октября засевали озимую пшеницу. В этот же период с летних пастбищ возвращались отары овец, часть которых продавали, обменивали на эчединском, бот-лихском базарах. Начиналась осенняя стрижка овец и приготовление мяса на зиму ("хъукъари гьаби"), готовили дрова на зиму, молотили новый урожай, мололи кукурузу, разрешали пастьбу скота на пашнях. В ноябре запускали валухов в отару овец.

Осенью и зимой устраивали "гвай" для обмолота кукурузы в домашних условиях. В этих целях приглашали сельских девушек и юношей. Трудовой процесс сопровождался весельем. Молодежь устраивала танцы, состязалась в песнях, частушках, загадках. В это же время организовывались посиделки по трепанию шерсти ("квас сами", "квас чIвай"), куда приглашались только девушки.

По народным представлениям, зима начиналась с 22 декабря и продолжалась до 22-23 марта. Приметами скорого наступления зимы считались завершение листопада, заморозки, иней. Как отмечалось выше, зимой мужчины ремонтировали и изготовляли плуги, другие сельскохозяйственные орудия и утварь. Женщины, кроме своих повседневных дел по приготовлению еды, уборки, стирки, ухода за детьми, занимались шитьем одежды, вязанием шерстяных носков, изготовлением паласов, мешков и т. д. Основную заботу узденей в этот период составляли крупный и мелкий рогатый скот. Находился он, как правило, на стойловом содержании, выводимый лишь на водопой утром и вечером. Взрослые мужчины ходили на охоту, дети и юноши много времени проводили, катаясь на горных санях и лыжах. В этот период люди обычно проводили вечера в гостях друг у друга.

О практике регулярного наблюдения звездного неба свидетельствует наличие местных названий планет, звезд и созвездий. Примером тому могут служить такие названия, как Рогьолил цIва ("Утренняя звезда") - Венера, Пуруц-рукьал ("Семь звезд") - Большая медведица, МаркIачIул цIва - Полярная звезда. Появление комет на небе наводило на людей страх. Они считали кометы предвестниками несчастья и бедствия для народа (войны, голода, эпидемии и т. п.) и чтобы умилостивить божий гнев, раздавали "садакъа" - милостыню.

Особенно внимательно крестьяне наблюдали за Солнцем и Луной. Если Солнце наделялось качествами несомненного источника существования на Земле, то Луна служила для определения времени в течение месяца, являлась основой календаря. Определяли следующие фазы Луны: "ЦIяб моцI" (Луна показывается на небе), "Нилъ моцI" - Луна принимает форму серпа, "МоцI бащалъи" - форма Луны половина диска, "МоцI хъваликь" - полный диск.

Наблюдения постепенно приводили к накоплению у народов эмпирических знаний о небесных светилах и природных явлениях, с ними связанных. Наблюдения за небесными телами помогали человеку рационально организовывать свою хозяйственно-бытовую деятельность, и как бы эти наблюдения не были далеки от научных познаний, они все же помогали в его практической деятельности126.

Существовало немало примет, ориентиров для определения погоды. В данном случае люди больше ориентировались на луну. Если концы серпа луны заострены, быть хорошей погоде, если они тупые и загнутые, быть плохой погоде. Считали, что если луна рожками обращена кверху, будет дождь; если она как ковш, будет солнце. Если луна расширена, говорили, что будет хорошая погода. Если ночью вокруг луны образовывался желтовато-оранжевый круг - погода немедленно испортится. Если луна была сильно развернута вширь, говорили, что в этом месяце будет больше солнечных дней. Если же луна суживалась, считали, что весь месяц будет ненастным. Если под вечер на небе появлялись красноватые облака, ожидали хорошую погоду. Если ласточки летали низко, считали, что будет дождь.

Ункратлинцы, как и многие другие народы, обожествляли луну, солнце, ими клялись: "Гьадаб моцI хIарамлъаги"; "Гьадаб бакъ хIарамлъаги" ("Чтоб ты Солнца и Луны лишился"). На на взгляд, в изображении солярных знаков на камнях в кладке домов ункратлинцев, на одежле молодых девушек нашло отражение почитания солнца.

Существовал ряд поверий, связанных с новолунием. Так, например, считалось, что увидеть молодую луну всегда к счастью. Увидевший новую луну говорил: "Баракат бугеб батаги" ("Пусть будет благополучие").

Значительный интерес представляет для нас счет времени у ункратлинцев. Им были известны следующие временные понятия: век, год - сон, месяц - моцI, неделя - анкь, день - къо, ночь - сордо, время - заман, сутки - сордо-къо. Названия дней недели, кроме воскресенья, арабские. Воскресенье по-ункратлински - "гьатIан къо".

Дневное время определяли по солнцу и освещенным им предметам, ночное - по небесным светилам. Новый день начинался с наступления рассвета, с появлением утренней звезды. С появлением Венеры наступал вечер. С появлением Полярной звезды наступала ночь, которая длилась до раннего утра. Значительное влияние на отсчет времени внутри суток оказал ислам. С его утверждением определенные части суток стали отождествляться с временем совершения молитвы: утренняя молитва ("рогьалил как") - до восхода солнца; вторая молитва ("къалъул как") - в полдень; третья ("бакъанил как") - перед заходом солнца; четвертая ("маркIачIул как") - в сумерки и пятая молитва ("богол как") - с наступлением полной темноты.

Общественные праздники, обычаи и обряды аварцев формировались и развивались в неразрывной связи и зависимости от социально-экономического и культурного развития народа, от характера направленности его труда.

Приуроченные к важнейшим событиям в жизни ункратлинцев, эти праздники и обряды в прошлом, несомненно, включали в себя и песни, и театрализованные представления, и заклинания, и символические действия. В связи с распространением ислама многие древние обряды либо исчезли совсем, либо значительно видоизменились.

Большое влияние на общественные праздники, обычаи и обряды аварцев оказали природные условия. Максимальная зависимость от природы способствовала более стойкому сохранению в горском крестьянском (узденском) быту традиционных земледельческих обрядов. Однако и в горах, и на равнине люди в равной мере рассматривали обряды как средства, якобы могущие повлиять на слепые силы природы127.

"Праздники земледельческих народов, - писал Г. Ф. Чурсин, - всегда связаны с наиболее важными моментами сельскохозяйственного года. Согласно очень древнему воззрению, успех всякого предприятия зависит, прежде всего, от хорошего начала. Поэтому начало цикла сельскохозяйственных работ - весенняя или осенняя распашка поля - всегда окружается у землевладельца многочисленными обрядами и сопровождается более или менее торжественным празднеством"128.

Традиционные праздники народов Дагестана представляли собой важнейший элемент их духовной культуры. Они носили ярко выраженный аграрный характер, что соответствовало ведущему занятию населения.

Первые годовые праздники и связанные с ними обряды у ункратлинцев были посвящены проводам зимы и встрече весны. Они проводились почти одновременно - в дни весеннего равноденствия. Праздник проводился в течение трех дней (с 22 по 24 марта).

Проводы зимы у ункратлинцев назывались "Хасел тIобитIи". Они символизировали не только изгнание зимы, но и старого года в целом. К этому дню из домов выносили все, что пришло в негодность, и сжигали. Устраивали костры на улицах и за аулом. Все участники этой процедуры, особенно юноши и подростки, прыгали через костры. Надо полагать, что ритуал этот символизировал очищение огнем.

Из традиционных весенних праздников (торжеств) следует отметить вышеописанный праздник выхода плуга - "оц байк".

Из летних производственных праздников самыми значительными и популярными были: косовица ("цел биччай" - "выход серпа") и дойки овец ("гIи беччи"). Ко дню косовицы готовились очень тщательно - готовили серпы, косы, молотильные доски и транспортные средства для перевозки. Прибегали к практике взаимопомощи - "гвай бай". Для дойки овец ("гIи беччи" готовили бурдюки, лоток ("къали", фильтр из травы ("цIура").

В календарной обрядности ункратлинцев ХIХ-нач. XX вв. можно проследить ряд черт, уходящих своими корнями ко времени язычества. Одним из таких обрядов, связанных с земледельческими культами, является обряд вызывания дождя. Этот обряд у ункратлинцев был известен под названием - "цIцIад гъари" - вызывание дождя. Устраивали многолюдные коллективные моления старшего поколения и общую трапезу. После молитвы и просьбы о дожде раздавали "магъил садакъа". В числе широко распространенных обычаев и обрядов, связанных с "цIцIад гьари" следует отметить обычай "цIадал-хIама": дети, окутанные листьями лопуха, ходили по домам с пожеланиями дождя и благополучия в семье. Хозяйки обливали их водой и вознаграждали.

"Обливание друг друга водой - обычай весьма распространенный на Кавказе. Эта невинная забава имеет далеко не невинное происхождение. В доброе старое время, чтобы умилостивить разгневанного владыку вод, в жертву бросали в реку или в озеро человека. Позднее, вместо того, чтобы топить человека, стали довольствоваться тем, что его только окунали или толкали в воду. Отсюда и ведет свое начало обрядовое обливание друг друга водой. Подобного рода символические напоминания о человеческих жертвоприношениях можно указать в целом раде обрядностей, которые проделываются во время моления о дожде у различных кавказских народов129.

Среди обычаев Ункратля, зафиксированных нами, особенно интересен "кор", представляющий собой встречи-пиршества мужской части общества в зимний период. Суть его состоит в следующем. Если общинник-узден не имел мелкого рогатого скота, разведение которого в Ункратле являлось основным занятием, то он организовывал угощение - "кор". На него приглашали всех желающих взрослых мужчин аула без оружия из числа владельцев овец. Женщин на "кор" не допускали, что свидетельствует о его патриархальном характере.

"Кор" организовывали, как правило, осенью, по завершении сезона уборочных работ и перегона овец с пастбищ, когда количество относительно свободного времени у мужчин увеличивалось. Заготовка продуктов, необходимых для угощения односельчан, производилась заранее. Несколько родственников занимались приготовлением помещения к приему гостей. Старшие по возрасту мужчины давали подросткам те или иные распоряжения, резали мясо. Женщины в семье были заняти приготовлением лепешек ("чед") и угощениями. Обычно на "кор" собирались на закате солнца.

Трапезу начинал старший по возрасту, который вместе с другими пожилыми людьми занимал почетное место. Никто не имел права начинать трапезу раньше старшего по возрасту. Во время "кора" происходили увеселения: песни, пляски ("махсаро"), гап (общение, обмен мнениями) и игры.

Во время гапа рассказывали различные истории, случаи из жизни, давали оценку их действиям, словам и поступкам. Часто предмет гапа касался разнообразных проблем жизни села - житейских, аграрных, обрядовых, религиозных. Старики, умудренные жизненным опытом, всегда давали необходимые советы и рекомендации в решении проблем на уровне семьи или на уровне общины. Во время "кора" избирали тамаду и его помощников. Тамада ведал всеми делами, забавами, наложением наказаний. Помощники обслуживали гостей и следили за порядком церемоний пиршества. Необходимость таких навыков, как умение танцевать и петь, для помощников обуславливалась тем, что обычно они выступали запевалами и организаторами танцев, приглашая к этому по очереди и всех остальных. Так веселая беседа и разговоры на-злободневные темы велись допоздна.

Неписаный устав мужских объединений обязывал каждого участника "кора" соблюдать общепринятые нормы поведения. Еели при этом кто-либо нарушал порядок, совершал какой-либо проступок, то он наказывался следующим образом. Провинившегося помощники тамады привязывали к столбу и отпускали, только после получения "выкупа". "Выкуп" состоял из угощения (часть бараньей туши, меда, сыра и т. д.), который доставляли родственники провинившегося.

Аналогичное действо описывает М. Гране в ранней истории Китая: "Зимний праздник, отмечаемый мужчинами в мужском доме, носил остро драматический характер. В экстатическом возбуждении и алкогольном дурмане исполнялись танцы животных, устраивались кутежи, заключались пари, демонстрировались образчики доблести. Исполнение церемоний связано именно с соперничеством и чередованием сторон. Есть группа хозяев дома и группа приглашенных. Если одна представляет начало "ян", то есть солнце, тепло, лето, то другая представляет начало "ин", за которым луна, холод, зима. Дух соперничества, который воодушевлял мужские фратрии и во время зимних празднеств противопоставлял их друг другу в танцевальных состязаниях, находится у истоков институционального прогресса130.

Очевидно, "кор" является разновидностью мужских домов, известных у соседних багулал и чамалал ("гьоркьо-рукъ"), но выделяется своей целенаправленностью: джамаат оказывает сильную имущественную поддержку своему члену. "Кор" носил регулярный характер и занимал видное место в организации жизнеобеспечения ункратлинского общества. По-видимому, "кор" в своей ритуальной части аварцами Ункратля заимствован у багулал и чамалал, среди которых они живут.

Трудно ответить на вопрос о происхождении "кора", являющемся, по всей видимости, противопоставлением названию "корихъ" - женских собраний в багулал-чамалинской среде. Семантика названия "кор", очевидно, восходит к общедагестанскому "кор" - печь. Обычай "кор", как и обычай "гьоркьо-рукъ", имеет соционормативное значение.

Приведенные традиционные обычаи и обряды характеризуют важнейшие стороны культурно-бытовой жизни ункратлинцев, их идеологические представления, этнокультурные связи с другими соседними народами.

Вышеописанные календарные праздники ункратлинцев и связанные с ними обычаи и обряды уходят своими корнями вглубь веков. Они сформировались в тесной связи с циклом основных сельскохозяйственных работ и отражают многовековой опыт народа в области ведения земледелия и скотоводства применительно к местным природным условиям.

Таким образом, обзор хозяйственной деятельности союза обществ Ункратль, как и всего Дагестана, свидетельствует о многовековых традициях оседлого земледельческо-скотоводческого хозяйства, и в этом отношении союз обществ Ункратль стоит на одном уровне с древними очагами цивилизации Закавказья и Передней Азии131, однако в целом его деятельность характеризуется отсталостью, низкой производительностью.

Малоземелье и низкая продуктивность сельскохозяйственного производства при наличии традиций обмена привели к раннему развитию промыслов и отходничества. Что касается промышленности, то она начинает развиваться только после присоединения Дагестана к России.




124 Гаджиева С. Ш, Традиционный земледельческий календарь и календарные обряды кумыков. Махачкала, 1989. С. 6.

125 Чурсин Г. Ф. Праздник "выхода плуга" у горских народов Дагестана // Известия Кавказского археологического института. Тифлис, 1927. Т. 5. С. 43.

126 Гаджиева С. Ш. Традиционный земледельческий календарь и календарные обряды кумыков. Махачкала, 1989. С. 45.

127 Там же. С. 59.

128 Чурсин Г Ф. Очерки по этнологии Кавказа. Тифлис, 1913. С. 50.

129 Там же. С. 58-59.

130 Хейзинга И. НОМО LUDENS. М., 1992. С. 70-71.

131 Современная культура и быт народов Дагестана. М., 1971. С. 30.

Назад


© 1999—2013 Сайт культурно-исторического наследия цумадинцев
Техническое и финансовое обеспечение: Магомед ГАДЖИДИБИРОВ и др.         Автор — Магомедгусен ХАЛИЛУЛЛАЕВ
e-mail: director@torgvisor.ru   тел. 8-963-797-40-07 // CMS для этого проекта разработан компанией TorgVisor.Ru
Вариант для печати вернуться в начало сайта
Мнение редакции независимого информационного агентства ЦУМАДА.РУ может не совпадать с мнением авторов статей, которые несут ответственность за достоверность приводимых данных в своих публикациях. Опубликованные материалы могут содержать недостоверные данные. Все материалы данного сайта являются интеллектуальной собственностью их авторов, полная или частичная их перепечатка без разрешения редакции запрещена.