Независимое информационное агентство «ЦУМАДА.ру» rss tsumada.rutube.ru  rss новости 


Архив новостей , персон

Язык мой...

Резонанс или Решит ли закон «О языках народов Дагестана» их проблемы?

Автор: Албури Абдусаламов, зав.кафедрой теории и истории социальной работы ДГУ, профессор.
Газета Дагестанская правда 11.04.2008

Сегодня в разных СМИ чуть ли не самой «модной» стала тема о языках и языковой ситуации в РД. Мне импонировали выступления директора ИЯЛИ ДНЦ АН РАН М.И.Магомедова, Т.И.Магомедова, директора Дагестанского НИИ педагогики им. С.М. Омарова, профессора И.Х.Абдуллаева, душою болеющих за дальнейшее сохранение и развитие дагестанских языков, многое делающих для решения вопросов языкового строительства.

Среди авторов публикаций и те, кто толком не умеет говорить о языковой жизни, вводит в заблуждение носителей того или иного языка, предпринимает действия, не одобряемые общественностью. Я как филолог попытаюсь прояснить ситуацию, реально сложившуюся ныне в многоязычной республике. При этом акцент будет делаться в основном на продиктованных временем проблемах, обойденных радетелями родных языков, но назревших давно и требующих решения.

В одном из своих выступлений в «Дагправде», говоря о необходимости сохранения нравственных начал в нашем обществе, я призвал дагестанцев не упускать исторического шанса цивилизованно войти в ХХI-й век, оставив отжившее в анналах предшествовавшего века, приумножать свои традиции, идущие от такой духовной ценности, от такого педагогического достояния, не побоюсь сказать, общечеловеческой значимости, как дагестанский намус. А традиции сохраняются, живут и приумножаются, пока живет и существует язык. Мне не нравится пессимизм многих, будто дагестанским языкам вскоре грозит исчезновение или умерщвление. Я совершенно не разделяю этого мнения.

Моя уверенность зиждется на неопровержимом факте: наши языки находятся под защитой двух конституций - Конституции РФ и Конституции РД. Они закрепили за нашими языками почти те же права, что и Конституция СССР (1936 г.), которая, кстати, впервые в их истории провозгласила права дагестанцев - иметь свою письменность и создать на этой основе литературные языки. Советское государство с первых же дней делало практические шаги по защите этого права. Заслуга его состояла в том, что дагестанцы обрели собственную, общенародную письменность, без которой нет и грамотности. И потому у меня вызвало досаду интервью Т.Гаджиева, талантливого публициста-историка, под названием «Истеблишмент вместо элиты» в газете «Черновик» № 5 от. 1.02.08 г. В нем интервьюер Н.Исаева задает собеседнику много грамотных вопросов на злобу дня, в том числе и о языковой ситуации. Но в ответах я не услышал интересных отзывов, кроме как об административно- территориальном делении России (о субъектах Федерации). Ответы на многие вопросы не продуманы, высказаны наспех, на бегу. Можно только догадываться, что хотел сказать Т.Гаджиев в следующем, чуть ли не категорическом утверждении: «Мы видим свой исторический путь таким же, как у России, тогда мы, конечно, самые отсталые. Это как у нас было раньше с языками: русскую грамоту сделали обязательной для всех - и все здесь вдруг стали безграмотные» (!?). Так сумбурно выражаться нельзя. У читателя возникают вопросы: кто это «мы?», неужели Россия такая отсталая, если мы - самые отсталые?, когда это было раньше с языками?, как это «все здесь вдруг стали безграмотные?» и т. д.

Хочется Тамерлану Гаджиеву дать один совет: впредь не сравнивать несравниваемые величины, тем более их противопоставлять - надо быть с Россией на одном уровне хотя бы в чем-то, не говоря об уровне во всех отношениях, чтобы считать наш исторический путь идентичным российскому (в собственном смысле этого слова). Насчет идентичности всех отраслей социально-экономического развития судить рискованно, но если углубиться в дебри эпохи просвещения и образования, можно уверенно подтвердить: на русском языке письменные памятники зафиксированы с IX в.н.э. («Остромирово Евангелие» и др.), на дагестанских языках таких памятников нет. Кроме того, не знаю, какой исторический этап имеет в виду Т.Гаджиев, когда говорит, что образованные «вдруг стали безграмотные». Неизвестно, когда еще все дагестанцы были грамотны до 40-50 - х годов XX столетия. Даже мало-мальски образованному человеку известно, что до Советской власти в Дагестане не было всеобщей грамотности. И на кого бы ни ссылался автор или еще кто другой, разговоры о том, «что дагестанцы должны быть отнесены к самым грамотным в мире», - это нелепость, рассчитанная на заурядного обывателя и дилетанта. Это не что иное, как переливание из пустого в порожнее и наоборот. А как историку Т.Гаджиеву непростительно наплевательское отношение к тому поистине широкомасштабному размаху деятельности властей с 1918 по 1938 г. в поисках соответствующей графической системы для дагестанских языков.

Закон «О языках народов Дагестана» нужен, но это - не панацея, и он не решит волнующих нас проблем. Если финансовые средства, впустую расходуемые в городских школах, целенаправленно использовать для создания письменности для бесписьменных языков, то результат будет налицо

Советская власть не жалела ни времени, ни средств, чтобы за 20 лет дагестанские языки экспериментировали графику на аджаме, латинице и кириллице, чтобы их носители остановили свой выбор на весьма удобной основе для собственных алфавитов. Но зато ее усилия воздали сторицей дагестанцам: за 30-40 лет они все стали грамотными, т. е. Страна Советов за небольшой промежуток времени сделала то, что не смог сделать Арабский Восток за период свыше 10 веков. Чем же это объяснить? Языковой политикой государства в отношении идиом (языков), входящих в социум. Не каждому государству такое под силу. СССР это удалось, и удается России, как его правопреемнице. Удивляет то, что вместо вечной благодарности русскому языку и его носителю - русскому народу - некоторые из наших «энциклопедистов» позволяют себе бросать упреки, мол, не все так делалось, что можно было иначе. Т.Гаджиев - не первый, кто легко говорит о решении языковых проблем. Между тем, не каждый, кто владеет языком, - филолог. Специалисты, ученые - филологи к решению лингвистических вопросов подходят взвешенно, несколько осторожно, ибо знают, с какими трудностями они встречаются. И сегодня они оказались в ситуации, когда необходимо определить свою позицию по многим актуальным проблемам языкового строительства. Они следующие.


1. Разработка и внесение на рассмотрение Правительства РД проекта закона «О языках народов Дагестана». Этого языковеды добиваются почти четверть века. В конце 80-х годов XX в. лед как будто бы тронулся: ИЯЛИ Дагестанского филиала АН СССР выдвинул свой вариант закона. Почти пять лет он кочевал из кабинета в кабинет разных ведомств, но не получил одобрения.

На НПК «Актуальные проблемы функционирования и нормализации письменных языков Дагестана» в июне 1993 г., созванной упомянутым институтом, обсудили его проект. Все секции конференции внесли в него свои уточнения, дополнения и изменения. Но ... проект закона до сих пор пылится в тех же кабинетах. Закон необходим для того, чтобы избежать всякого рода «лингвистических» толкований и спекуляций, т. е. умышленного использования заложенных в языке преимуществ в служебных или иных целях. Иначе один за другим задействуют «горе - реформаторы», вроде А.Мачаева, который перевел обучение в начальных классах школ Гунибского района на русский язык. По его мнению, он совершил благородное дело. Но, увы, оно преступно. Дети не смогут развить свое мышление, ибо оно у них зиждется на понятиях родного языка, который не изучают в начальных и не будут изучать в старших классах. Подрублены под корень сама основа основ нации и ростки традиций - все то, что обобщает понятие «родное».

В свое время, лет 50 тому назад, замминистра просвещения М.Гамзатов также «прославился» тем, что в районных центрах организовал «элитные» начальные классы, в которых обучение велось на русском языке.

Подобного рода «идеи» разрушают национальный дух, национальную самобытность и культуру, традиции своего народа. Воспитанные на них люди могут быть и образованными, внешне выглядеть вполне респектабельными, но в родной языковой стихии они смотрятся как «белые вороны», вызывая насмешки.


2. В этом законе на первом плане должна быть озвучена проблема бесписьменных языков, поскольку она более чем актуальна. Их носители время от времени в СМИ выдвигают требование создать письменность. Рано или поздно андийцы, ахвахцы, багвалинцы (или кванадинцы), ботлихцы, годоберинцы, каратинцы, тиндинцы, чамалинцы, бежтинцы (или капучинцы), гинухцы, гунзибцы, хваршинцы, цезы и арчибцы все равно добьются своего - таково веление времени, даже несмотря на то, что у них как будто бы есть возможности включиться в культурное пространство аварцев.

Пока же, видя, что власти их не понимают, некоторые из этнических общностей вынуждены по собственной инициативе сказать свое «Я» - создавать на местно-бытовом уровне графическую основу родного языка, издавать учебно-педагогические и историко-географические материалы, свои средства массовой информации и даже составлять словари. Иные представители дагестанской интеллигенции, особенно аварской, нередко выражают свое недовольство их поведением, утверждая, будто они во всех отношениях выигрывают, будучи в составе аварцев. Я тоже придерживался такого же мнения раньше (лет 25-30 тому назад). Но будучи завкафедрой и и.о. ректора Института повышения квалификации педагогических кадров, я столкнулся с неожиданностью. В свое время мне думалось, что языком бол мацIцI одинаково владеют и аварцы, и носители бесписьменных языков, и потому для последних не представляет никаких трудностей овладение аварским литературным языком; учителя начальных классов, обучающие детей этих этносов, доказали мне, что аварский язык для учащихся такой же иностранный, как английский, немецкий, арабский; аварскую азбуку они изучают с помощью своего родного бытового языка; и потому с 1 класса им приходится изучать три языка (аварский, родной и русский), а в будущем - четыре.

Если республика сегодня в законе «О языках народов Дагестана» не обозначит эту проблему как неотложную и не предпримет результативных действий, то в будущем разговоры о выполнении Программы развития национальных отношений, принятой у нас, останутся пустыми фразами. Говоря, с одной стороны, о правах, данных конституциями РФ и РД, в то же время творим обратное тому, что требует реальность: самостоятельные языки есть, называем их бесписьменными и обучаем детей на народном языке. Руководство РД в дальнейшем смотреть на эту вопиющую несправедливость сквозь пальцы не может: каждому этносу, малочисленному или этноаульному, должно быть представлено право говорить, писать на родном языке и изучать его. Иначе именно им грозит то, что прогнозируют относительно письменных языков наши оппоненты без веских оснований - исчезновение. Чтобы сохранить все идиомы, необходимо, чтобы с лингвистической карты Дагестана исчезли «бесписьменные языки». Я надеюсь в решении этой проблемы на политическую дальновидность Президента РД М.Г.Алиева.


3. О смене алфавитов. По иронии судьбы что ли, за смену алфавита аварского языка взялись авторы полярных мнений - поэт Адалло и лингвист Казбек Микаилов. Я убежден, что для аварского языка смена алфавита в настоящее время не актуальна. Не стоило Адалло браться не за свое дело. Он мог, конечно, не знать (а если б знал, может, иначе подумал бы) о горьком опыте специалистов, решивших перевести кумыкскую графику на латиницу в 1995 г. и не добившихся ровным счетом ничего. Казбек-то Микаилов об этом хорошо знает. Поэтому его призывы о смене алфавита аварского языка вряд ли будут услышаны, исходя из следующих доводов.

Во-первых, существующая графика (алфавит) вполне удовлетворяет духовные потребности аварского народа и, следовательно, нет никакой настоятельной необходимости ее смены.

Во-вторых, за время ее функционирования ликвидирована неграмотность, выросло не одно поколение национальной интеллигенции, сложились нормы письменности, интенсивно развиваются культура и литература, образование и наука, действует известный профессиональный театр, издаются газеты, журналы, учебная и художественная литература, ведутся теле- и радиопередачи на родном языке...

Что лежит в основе призывов о смене алфавита? Очень зыбкий аргумент - желание освободиться от двойных букв. Наличие двойных букв в алфавитах - это не изобретение авторов дагестанских график. Они веками существуют в языках народов разных континентов. И у каждого из этих этносов постоянная, неутомимая жажда - избавить алфавит от двойных букв. И представьте себе - все они спотыкаются в попытках, ибо должны считаться с традициями письма. Верность традициям - одно из важнейших условий функционирования письменности. Даже при многих неудобствах к ее смене не прибегают, ибо знают, на какие трудности обрекают носителя письменности. Тому пример - китайское письмо: хотя и существуют несколько проектов его латинизированной графики, китайцы не отказываются от своих иероглифов и продолжают традиционно пользоваться ими.

Кто-нибудь слышал, чтобы немцы «жаловались» на свой алфавит, в котором двойных, тройных и четверных букв предостаточно? Нет, не слышал и не услышит. Почему? В мире языков вряд ли можно найти такой, в алфавите которого каждому звуку соответствовала отдельная буква (исключение: грузинский язык). Поскольку звуков всегда больше, чем букв, для «упрощения» алфавита одни языки к существующим буквам «добавляют» так называемые диакритические (служащие для различия) знаки - надстроечные, подстроечные и внутристроечные; другие прибегают к двойным буквам, третьи - используют те и другие. Для дагестанских языков найдена, между прочим, весьма удобная унифицированная форма: знаки |, ъ, ь в сочетании с определенными буквами русского алфавита придают им новое значение. Таких букв в лакском литературном языке почти половина, в даргинском - 13 и т.д.

С первым аргументом связан и второй, выдвигаемый «реформаторами»: из-за двойных букв действующего ныне алфавита тексты «разбухают», и это, мол, приводит к перезатратам бумаги!


4. Государственный язык. Это проблема, решение которой не зависит от воли или желания отдельного лица. Выбор в качестве государственного того или иного языка в мононациональной и полиэтнической среде диктуется разными обстоятельствами. В первой это проходит вообще-то безболезненно, во второй же - не обходится без учета лучшего удовлетворения коммуникативных потребностей всех народов. По логике вещей в демократическом государстве, в котором признается равноправие родных языков, отвергается всякая привилегированность одного языка. Но носители языков знают условность такой декларации: государство без единого языка общения не может функционировать, ибо необходимо вести делопроизводство в учреждениях, ведомствах и предприятиях, судопроизводство, обучение подрастающего поколения и вообще добиться взаимопонимания индивидов в обществе. При этом без некоторого умаления в той или иной степени прав нацменьшинств не обойтись. Но права дагестанцев в данном случае никто не ущемил. Напротив, они приобрели дополнительные права, и мне не понятно, почему муссируется этот номинатив. По Конституции РФ (ст. 68) государственным языком РФ на всей ее территории является русский язык. Конституция РД воспользовалась правом, данным Конституцией РФ (ст. 68, пункт 2), и объявила, что государственными являются языки народов Дагестана (конечно, письменные). Марко Шахбанов спрашивает (тот же «Черновик»), сколько должно быть государственных языков - 1 или 14, как сейчас? О решенных вещах говорить - только путать! Конституции дали на это ответ. Другое дело, если М.Шахбанов хочет узнать, можно ли признать одинаковой «государственность» русского и наших языков. Конечно же, нет. Государственными названы наши языки только потому, что они находятся под патронатом государства. А функционально они обслуживают сугубо узкий круг людей, по сравнению с русским. Это не нравится М.Шахбанову.

Признавая, что дагестанские языки, по сравнению с русским, ограничены в своих возможностях свободно функционировать и развиваться, тем не менее, он считает это ненормальным явлением, с которым приходится мириться. А как, интересно, можно устранить эту «ненормальность» - затеять войну, купить на АЯ - базаре другой, более распространенный язык, или менять статус и функции наших языков?

По его мнению, жизнь показала, что выбор русского языка в качестве «третейского» оказался наиболее оптимальным вариантом, разумной альтернативы которому не было и нет сегодня. И тут же странное заключение: «не это самое страшное?!». Страшнее всего, оказывается, не языковая среда, которую невозможно организовать в городах и обучать детей родному языку, на чем настаивают «реформаторы», а оторванность от фольклора, художественной литературы, от национальной культуры значительной части интеллигенции (может быть, для них организовать курсы по изучению этих аспектов социальной жизни?!). Исходя из этих постулатов М.Шахбанов видит будущее в мрачных тонах: «Кем они будут и как они поведут себя - трудно однозначно сказать - нет аналогов в обозримой мировой истории» (о ком речь, трудно сказать: кто это «они»?).


5. Будущее языков. По моим наблюдениям, перспективы языков народов Дагестана - дальнейшее развитие. Налицо рост научного потенциала: в вузах, Дагестанском научном центре, в педколледжах, НИИ работают целые коллективы ученых, специализировавшихся по разным направлениям языковых исследований. Наши языки изучаются за рубежом. Сегодня разрабатываются научные грамматики, составляются словари разных типов, исследуется отраслевая лексика, изучаются бесписьменные языки, весьма результативно заявила о себе социолингвистика. Автор этих строк «нарисовал живые портреты» 13 языков Дагестана и опубликовал их в социолингвистической энциклопедии «Письменные языки мира» (I и II тома), изданной в 2003 г. Российской академией наук (они переводятся на английский и французский языки в Канаде).

Из года в год улучшается содержание учебного материала для школ, педколледжей и вузов. Появились и появляются новые поколения учебников, учебных пособий, дидактических материалов, даже мультфильмы на родных языках.

В вузах и педколледжах готовятся преподаватели и учителя родных языков и литератур. Хотя для поэзии наступило несколько смутное время, вокальное искусство приобрело широкий размах (весь Дагестан поет и танцует!).

Что же касается преподавания родных языков в городских школах, то не стоит драматизировать ситуацию. У части специалистов и журналистов на этот счет иллюзорное представление: вину родителей сваливают на государство. Я не против уроков родных языков в городских школах, сам стоял у колыбели их введения, разработки планов и учебных материалов. Но результата-то нет! Я не знаю ни одного случая, чтобы хоть один ребенок, не знающий родного языка, научился бы на нем говорить в школах города. Потому что в полиэтнической среде, например, в Махачкале, невозможно создать языковую среду - нет оседлости, идет неорганизованная, можно сказать, лихорадочная миграция. Закон «О языках народов Дагестана» нужен, но это - не панацея, и он не решит волнующих нас проблем. Если финансовые средства, впустую расходуемые в городских школах, целенаправленно использовать для создания письменности для бесписьменных языков, то результат будет налицо.

Работая заведующим кафедрой социальной работы, я пришел к твердому убеждению, что есть лишь один выход, чтобы создать языковую среду, - это газификация всех населенных пунктов Дагестана и дорожное строительство. Уверен, что редко кто из горцев покинет «родные пенаты», если им создать хоть эти удобства цивилизации. При этом и без программы «Горы» дагестанцы сами сохранят свое национальное «Я», сохранят языки и возродят свой край.



© 1999—2013 Сайт культурно-исторического наследия цумадинцев
Техническое и финансовое обеспечение: Магомед ГАДЖИДИБИРОВ и др.         Автор — Магомедгусен ХАЛИЛУЛЛАЕВ
e-mail: director@torgvisor.ru   тел. 8-963-797-40-07 // CMS для этого проекта разработан компанией TorgVisor.Ru
Вариант для печати вернуться в начало сайта
Мнение редакции независимого информационного агентства ЦУМАДА.РУ может не совпадать с мнением авторов статей, которые несут ответственность за достоверность приводимых данных в своих публикациях. Опубликованные материалы могут содержать недостоверные данные. Все материалы данного сайта являются интеллектуальной собственностью их авторов, полная или частичная их перепечатка без разрешения редакции запрещена.