Независимое информационное агентство «ЦУМАДА.ру» rss tsumada.rutube.ru  rss новости 


Архив новостей , персон

Рисковый азимут вершины Паранга

Года три назад я уже побывал на этой вершине. Высота – 3700 метров, техническая сложность восхождения – 1А, то есть на сленге альпинистов – «ишачка». В смысле, можно туда подняться и с ишаком. Простая вершина.

Но в горах не все измеряется сложностью и высотой, возможны самые неожиданные варианты, связанные с погодой, потерей ориентировки. Как говорится, перепутаешь азимут - и ты, выйдя из точки А, можешь оказаться не в точке Б, а, скажем, в точке Я. У меня самого с этой вершиной было приключение. Когда добрался до окончания альпийского пояса (а это всегда примерно 3 тыс. м над уровнем моря), оказалось, воды взял мало. А без воды лучше даже не пытаться завершить восхождение – ноги не будут тебя держать. Пришлось спуститься к истоку (на снимке), а это потеря высоты более 200 м по вертикали, повторный ее набор, а затем уже рывок на вершину. Все это заняло много времени, пришлось спускаться ночью, при этом отказал китайский фонарик… …

В этом году решил приобщить к альпинизму и своих сыновей. Городские парни, но они должны почувствовать в себе гены горца. Только приехали в Тинди, младший, Каматла, сразу почувствовал себя горцем и рвался в бой. - Хочу на Белангинскую подкову! - Для начинающего скалолаза это сложно, – говорю, - попробуй покори вершину Паранга. А Белангинская подкова – это сплошной ледник, самый крупный в Дагестане, отсюда подъем на четырехтысячники - Аддалу, пики Белякова и Байдукова. Пару дней на акклиматизацию - и мы рано утром двинулись в путь. Вверх по ущелью, которое оказалось заполнено лавиной («Лавина с гор», «ДП» от 31.08.16г.), и мы у подножья вершины, возле истока. Мне сразу не понравился туман, который быстро рассеивался, но так же быстро и возникал как будто из ничего. Поскольку я на вершине уже бывал, решил отпустить Каматлу одного, корректируя подъем по мобильнику. Где-то на отметке 3200 м вижу, туман начинает окутывать вершину, а самого скалолаза не видно. Кругом по горизонту, от Грузии до Чечни, плотный слой облачности закрепился на границе альпийского пояса – подъем нужно прекратить. - Срочно спускайся! – даю команду по телефону. - Совсем немного осталось, доберусь! - Доберешься, но останешься там! Немедленно спускайся! Бог ты мой, как хорошо, что настоял на прекращении подъема!

Затем три дня вершина была в тумане, там даже выпал снег. Каматла уехал в Махачкалу крайне недовольный собой. Но договорились так: через пару недель вернется со старшим братом Шамилем, тогда и «добьем» вершину. Я не мог и предположить тогда, какой меня ожидает очередной «сюрприз» от вершины Паранга… … 20 августа вышли из Тинди втроем. Азимут тот же – вершина Паранга. Благополучно добрались до истока к 11 часам. - Может, завершим наш поход в формате горного туризма, - предлагаю сыновьям, прислушавшись к внутреннему голосу. – Посмотрите, как прекрасно кругом! - Я – за, - говорит Шамиль, - отца надо слушаться. - Все равно покорю эту вершину! – заявляет Каматла и просит у меня часы с альтиметром. С погодой проблем не было, я уже связывался с начальником нашего гидрометцентра Абдулгамидом Дадашевым. Чего бояться? Подъем сначала по осыпной крутой, но неопасной стене, затем переход на правый скалистый гребень, он несложный, и ты – на вершине! Там найдешь среди фирнового снега тригопункт – геодезическую железяку, устанавливаемую на самой высокой вершине хребта или отрога. И я дал добро. Мы с Шамилем стали следить в бинокль. По телефону корректирую подъем. В 15 ч. 40 мин. Каматла на вершине! - Спускайся по противоположному гребню к опушке леса, по которому мы поднимались. Там тебя и подождем. И мы по тропинке отправились к той опушке, обильно поросшей брусникой и черникой. Вот тут-то и пропала связь. Походили туда-сюда - нет связи. Проходит час. Два… Три… Скоро начнет темнеть! Каматле давно пора быть в условленном месте. Изучаю в бинокль предполагаемый маршрут спуска - никого. И связи нет, а это очень скверно. - Сорвался, – мрачно выдавил Шамиль. – Я же говорил, неоправданный риск… Оставив его на опушке, чтобы он время от времени кричал, ринулся к истоку: пока светло - рассмотреть вершину, может, застрял там при спуске? Ни души. Позвонить в аул, позвать людей? Но когда и кто сюда доберется – уже почти темно.

Смотрю на тускнеющие в закатном солнце снежные вершины, на свой любимый исток, покрытый рододендроном, чемерицей и густой альпийской травой косогор… Неужели с этого дня все это я буду ненавидеть? И тут звонок от Шамиля: - Он появился! Перепутал на спуске гребень и попал в недоступную для телефона зону. Надо ли говорить, как мы втроем (!) спускались по крутому ночному лесу, теряя тропу за тропой, натыкаясь на буреломы и скальные участки? Нам с Шамилем теперь на все это было плевать – нашелся… Белангинская подкова? Иншаллах, в следующем сезоне.

Источник: "Дагестанская правда"

© 1999—2013 Сайт культурно-исторического наследия цумадинцев
Техническое и финансовое обеспечение: Магомед ГАДЖИДИБИРОВ и др.         Автор — Магомедгусен ХАЛИЛУЛЛАЕВ
e-mail: director@torgvisor.ru   тел. 8-963-797-40-07 // CMS для этого проекта разработан компанией TorgVisor.Ru
Вариант для печати вернуться в начало сайта
Мнение редакции независимого информационного агентства ЦУМАДА.РУ может не совпадать с мнением авторов статей, которые несут ответственность за достоверность приводимых данных в своих публикациях. Опубликованные материалы могут содержать недостоверные данные. Все материалы данного сайта являются интеллектуальной собственностью их авторов, полная или частичная их перепечатка без разрешения редакции запрещена.