Независимое информационное агентство «ЦУМАДА.ру» rss tsumada.rutube.ru  rss новости 


Архив новостей , персон

Назад

САИД

22 июня 2001 года заслуженный учитель школ Дагестана, учитель английского языка Акнадинской СШ Кизилюртовского района, человек, которому обязан не один десяток акнадинцев своим высшим образованием и хорошими знаниями иностранного языка, Саидов Магомед Мустафаевич ответил на мою просьбу ценными сведениями о его отце Саиде Алиевиче Мустафаеве и их родственниках. Он сообщил в своем письме: Отец Саид, 1880 года рождения, вместе со своим отцом Мустафой Али оглы 1841 года, матерью Марзият и братьями Магомедом, 1878 года рождения, Абдурахманом, Абубакаром, Ахмедом и сестрами Фатимой и Патимат (последняя, кстати, была женой Устаза Нурмагомедгаджи) с 1911-13 годах, распродав все движимое и недвижимое имущество, эмигрировали сначала в Турцию, а оттуда переехали в Сирию.

Причиной, побудившей людей на эмиграцию, было притеснение царским правительством дагестанцев после 1877 года. Другой причиной, несомненно, было желание дагестанцев переселиться в мусульманскую страну в надежде на понимание незавидной участи кавказских мусульман со стороны братьев по религии за рубежом. Опасение о возможных репрессиях в отношении них со стороны царизма было реальным, т.к. дедушка жены Саида Мустафа являлся активным участником восстания 1877 года и погиб в боях у реки Андийское Койсу между Агвали и Ботлихском (ущелье Хекква) и похоронен выше братской могилы казиев из Цунты. Саид, потеряв на чужбине большинство своих родственников - родителей, сестер и брата Абдурахмана, из-за того, что здеший климат им не подходил, а Ахмед погиб в первой мировой войне, воюя на стороне Турции, вернулся на Родину. Он собрав все долги и был намерен вернуться к оставшимся на чужбине родственникам.

Свершилась Великая Октябрьская революция, границы были закрыты и возвращаться за границу не удалось. Собранные богатства потеряли свою ценность. В таком трудном положении Саиду помогли родственники. Они поженили его на Марзият, дочери богатых родственников. Саид был довольно развитой и повидавший мир человек и поэтому, несмотря ни на какие уговоры, участия в июльском восстании 1931 года не принимал. Он заявил провокаторам: "Советская власть началась не на станции "Сулак" и погром ее ничего не изменит!" Саид умер в 1941 году в больнице в чеченском ауле Шали. Как потом сообщили, племянники Магомед воевал против Израиля в 1948 году, а Умар в 1967 году погиб смертью праведных в войне с израильскими агрессорами.

Отношение к бедным мухаджирам как в прошлые века, так и в наше время (хотя, кажется, изменилось в связи с нынешними реформами, пересмотром своих ценностей), к сожалению, не улучшилось. Чиновники, верные своим гнилым принципам, наносят непоправимый урон самым благородным патриотическим чувствам людей. Дело в том, что один из диаспоры в Сирии Магомед, двоюродный брат Саидова М.М. со своим сыном Айманом в 1999 году приезжал в Дагестан - на Родину предков. При следовании в старую Акнаду ни в чем не повинного земляка, проигнорировав наш обычай гостеприимства, подвергли допросам и унижению. Магомеда с сыном, так и не побывав на отцовской Родине, вынудили со слезами на глазах, покинуть Дагестан.

Ислам своим появлением подавил все завоевания наших народов Албанского периода, даже былая стройная система письменности была предана забвению. Теперь же привнесенная из Европы кириллица по существу изгнала вошедую было в жизнь наших народов восточную, мусульманскую культуру. Внушали нам, вопреки очевидному, что предки наши до революции были поголовно неграмотными, известные всему Востоку ученые объявлялись мракобесами, а то и врагами народа. Но я несколько отвлекся, продолжим наше повествование.

"Но затем каждый с падением влияния религий чехардой правителей стал предаваться своим страстям и наклонностям. Одни сделались разбойниками, другие ворами, стали делать набеги на Гуржистан, Тушет и Мосок (Ахалцихская провинция):", писал далее Газикумухский.

Видимо, мой дядя Газимагомедов Магомед (Кахав), однажды спевший куплет:

"Абураб гьабичIо Гьабул ГIалица,

ГIачи рачун ана мосокIдерица,"

имел ввиду упущенную добычу по вине одного из них.

По приезде на побывку в Акнаду Кизилюртовского района я имел беседу с мудрейшим старцем Абдулмеджидом ("къиж"), который поведал мне коротко о том, что мой род начинается от Муртазали-дибира и Халила Деньга оглы, которые были выходцами из селения Аргъвани Гумбетовского района. Муртазали обычно мягкий, обходительный человек по характеру в других, экстремальных обстоятельствах становился неузнаваемым решительным, жестоким. Он умел себя отмобилизовать до последнего, на ходу решать сложные вопросы, выходить из трудного положения. Тем не менее он заимел своих противников.

Я воспринял это сообщение за истину, т.к. мой отец даже говорил, что наш тухум восходит откуда-то из Бакълъулал, что на границе с Грузией. Деда его звали Муртазали-дибир, погибший в очередном набеге на Грузию.

Прадед погиб по сговору завистников. В походе прадед, как знаменосец отряда, шел впереди. Накануне выпал на границе с Грузией небольшой снег, он не подозревал, что под снегом находится лед, а спутники промолчали об этом. Прадед поскользнулся, упал в пропасть в расцвете лет, оставив двоих сыновей.

Халил, старший брат Муртазали, участвовал в мюридском движении и несколько раз получал земельный участок "ХIарим" (общественная земля).

Одна из причин того, что наши предки покинули родное село - это споры из-за земельных участков. Другая версия - спасаясь от преследования царских чиновников.

Аргвани является старинным аварским селом, которому 980 лет. История Аргвани связана со страной Шам (Сирия). Предание гласит, что Арабский Халифат переселял в завоеванные страны свои семьи (Саидов - родственники и приближенные пророка (сгIв) и его асхабов). Одна из таких групп во главе с Аргъуваном заняла землю нынешних аргванинцев. Как мне рассказал наш земляк журналист Абдурахман Магомедов, один аргванинец, побывавший у него в редакции, сказал, что в Аргвани до сих пор есть предание о земле, которое принадлежало тиндалам.

В 1870 году правительство Александра-II с условием вернуться разрешает имаму Шамилю совершить Хадж.

Имам следовал через Одессу морским путем в Стамбул, где имаму султан Турции Абдул-Азиз (сын упомянутого нами ранее Абдулгамида) оказывает королевские почести и вопреки протоколу обнимает и целует знаменитого горца.

Турецкая империя в отчаянные 25 лет борьбы, не оказавшая внимания борцам за ислам и национальную независимость Северного Кавказа, лицемерно приветствует на высоком уровне посланца Кавказа у себя. Далее Шамиль со своим семейством едет в Египет, где в городе Александрия встречается так же как он, оказавшийся оставленным на произвол судьбы предводителем 15-летней борьбы за честь и свободу Алжира, амиром Абдулкадиром.

К 1646 году аварским ханам после длительного ожесточенного сопротивления местного населения удалось все же занять территорию иноязычных багулал, чамалальцев и тиндалов и других. Очевидно, тогда были сюда переселены жители компактно расположенных сел Ункратля (Саситли, Кеди, Хваршини, Силди, Гако - авароязычное население), чтобы разъединить здешний "бестолковый дикий" народ, который питается, якобы сырым мясом. Здесь просматриваются в зародыше колонизаторские замашки и пренебрежительное отношение, злопыхательство приспешников ханов и беков.

В Аргванинском сражении чудом спасся вместе с Шамилем и ученый Курбанали (больше он известен как Загалав) Хваршинский. Он, чуть не падал от усталости, а его бурка была продырявлена в пяти местах.

В период Кавказской войны на Кавказе в год гибли по 25 тысяч русских солдат (И.Чернышевский).

В одном только сражении в битве за Ахульго царь потерял 30-33 тысячи солдат и офицеров. Это за 3 месяца осады гор.

Со стороны имама на Ахульго было 500 мюридов, к концу боя из них осталось лишь 25 человек.

Моя борьба не была напрасной, многие народы Дагестана, враждовавшие между собой и твердившие "мой народ", "моя нация", она слила в единый дагестанский народ: Разве этого мало? - утверждал имам.

Аргвани имеет большую летопись в деле защиты Родины. В прелюдии боев на Ахульго, после кровопролитных боев в Буртунае, в Аргвани произошло одно из крупных сражений войск имама Шамиля с царскими ордами. В этих боях царизм потерял одного генерала, 30 офицеров и 610 солдат. Талантливый журналист, прекрасный человек, тот же Абдурахман Магомедов также напомнил мне, что, согласно записям писателя имама Шамиля Тагира Карахского, именно при аргванинском сражении погиб герой первой кавказской войны из Тинды-Уселъа (Бусаилав). "Пачаясул чIухIарал ашрапазул бутIрузда цинтIаго лал тIамурав тIиндиса бусаилав", - пишет Тагир Карахский. Это лишь один эпизод в военной славе этого села. Оно не один раз превращалось в руины, развалины.

Цумадинский район образован в 1929 году, районным центром было определено небольшое село с населением около 400 человек на берегу реки Митлла Эчеда, затем он был передан в сел.Цумада, что означает у орлов (от аварского слова цум - орел).

Позже, видимо, из-за неудобства расположения этих сел в качестве райцентров с 1937 года его перенесли в с.Агвали. В настоящее время район населяет около 30 тысяч человек.

Такой феномен, разноязычное население в нескольких селениях говорит на литературном аварском языке, объясняется тем, что, следуя колонизаторским принципам "разделяй и властвуй!" хунзахскими правителями в ХV веке между непокорными этносами были заселены несколько сот семей аварского округа, тем самым, нарушив единство местных людей.

Больше всего пострадали тиндальцы чьи земли перешли переселенцам.

Христианское влияние в Дагестане (и в Чамалалах, и Багулалах, и Тиндалах) прослеживается весьма отчетливо по многочисленным данным.

Значительное число христианских могильников VIII века найдено в Аварии, в том числе в селениях Тинди, Кванаде Цумадинского района. Найдены украшения того периода поздние браслеты, височные кольца, гривни, перстни, бусы, булавки также и в акнадинских хуторах.

В конце ХV - века в горах Дагестана еще были язычники и католики (почитали деревянные, тряпочные истуканы, им поклонялись). Это свидетельствует о том, что религия здесь менялась часто с переменным успехом.

Анализ событий и обстоятельств их совершения указывают на то, что гидатлинцы в прошлом периодически совершали нападения на соседние племена и грабили малозащищенное население. Так было в том случае, когда хитростью взяли акнадинскую крепость и разорили ее жителей.

Так было и тогда, когда в 1475 году они, будучи сами силой обращены в мусульманскую веру, принялись за исламизацию багулалов, через них и тиндалов путем применения силовых методов принуждения.

При навязывании ислама христианам из Акнады часть людей под напором приняла новую религию, а другая часть убежала через Ункратль в христианскую Грузию, где образовалось в Ахметском районе село Пшавели, а его население и сейчас помнит о том, что они потомки акнадинцев.

На Аддала альпинистами Дагестана совершались восхождения еще с 1930 годов. Маршрут: хутор Цабагадари станция "Сулак-высокогорная", Инутоб (бездонное озеро) - Зиярат устаза Нурмагомедгаджи и далее на вершину горы со стороны Беленги. Метеорологическая станция расположена на склоне Аддала на границе, где кончается зелень (дальше трава не растет).

В 1930 году было первое восхождение по этому маршруту. Поход совершила группа альпинистов Дагестана в количестве 7 человек во главе с Гаджиевым (имени не помнят - родственник Магомеда Гаджиева), возможно Курбаном. В составе группы находились акнадинцы Кахаев Гаджи, Гаджиев Магомед и Бааров Гасан. За этот поход Кахаеву была вручена медаль "Альпинист I степени". На вершине в камнях они оставили бутылку с именами покорителей.

Строительство метеостанции вело Азербайджанское Управление Метеорологии, в чье ведомство она входила до развала СССР. Начато оно было в 1924 году, а в 1930 году станция начала функционировать. Первыми ее сотрудниками были Карташев и Андронов.

В старину, как пишет Абдурахман Газикумухский в своей "Книге воспоминаний": "среди цунтинцев (туда же относит он и тиндальцев) были известные предводители, которые во время набегов в Грузию пригоняли скот и рабов. Теперь там много метких стрелков, они пригодились особенно при сборе ополченцев: Цунтинские селения Акнада, Ангида, Хварши: построены на вершинах гор и в ущелье. Климат здесь очень холодный, особенно зимой. Солнце быстро заходит" (стр.121).

"Дагестанцы прежде исповедовали разные религии. Еще в V-VIвв. сирийцы, византийцы, хазары безуспешно пытались христианизировать Аварию. Когда в 200 году Хиджры Абу-Муслим из Сирии, покорил Кумух и Хунзах и силой оружия заставил горцев принять мухаммеданскую веру, Дагестан сделался рудником ученых и храбрых и так было долго:" Также он писал: "В Дагестане из известных ученых были: Абдулваххаб - переписчик книги имама в Дарго из селения Акнада, Халил из Ангида - автор сочинения "Аль-Хабар" (Это Халил Шайхилав оглы, 1826 года рождения - автор) о событиях в Дагестане в середине ХIХ века, деятельности Шамиля и о восстании 1877 года". Впоследствии этот богослов писал из Саудовской Аравии наибу с. Анди Талхату письма.

***

В свое время авторитетными в обществе, но и поныне не оцененные, зачастую неизвестные потомкам люди были из Акнады. Следует говорить о них и выявлять новых.

На стыке двух веков (ХIХ-ХХ) в Акнаде жили известные в регионе богословы Нурмухамедгаджи и Хiадол Магомед, предстоит еще изучить и представить их на обозрение широкой публики.

Друг детства Абдусаламов Магомед рассказал мне следующее: в Акнаде есть тухум ХIадолал. Родоначальник его ХIадо был овцеводом, пас овец далеко в горах. Его сын Магомед также занимался овцеводством и, будучи арабистом, глубоко верующим человеком, регулярно посещал пятничные моления в селении. Односельчане - хозяева овец, стали роптать, недовольные тем, что их овцы на целый день остаются без присмотра. ХIадол Магомед уверял, что овцы в его отсутствие находятся в безопасности. Решили проверить это. Направили на пастбище трех нейтральных лиц. К изумлению проверяющих, овцы целые и невредимые находились в мархви (помещении для зимнего содержания) и были обеспечены сочным кормом и свежей водой. Вода текла по полу, и по ее бокам росла и свисала с потолка сочная трава:

Винить ХIадо было не в чем. Вернувшиеся с гор посланцы рассказали в присутствии устаза Нурмагомедгаджи об увиденном ими в горах необычайном явлении. Тот с восхищением воспринял рассказ очевидцев и заявил, что строящийся джамаатом для него дом надо отдать ХIадол Магомеду, ибо чудо, совершенное им, ему, устазу, не под силу. После смерти по настоянию устаза на могиле Магомеду, сыну ХIадо, был построен Мазар (домик). Сейчас в Акнада мало людей и посещение этого зиярата почти прекратилось.

Очень мало говорят о Нурмагомедгаджи и еще меньше пишут о феномене сына ХIадо. Исключение составляет пока не изданная книга покойного Расула Газиева "Цумада и цумадинцы", в которой феномену из Акнады отведена отдельная глава. Однако они были известными в регионе и в Чечне учеными арабистами. Они были тарикатистами и примыкали к Шейху Ободинскому. Когда погиб, утонув в Сулаке, внук устаза по имени Нурмагомед, по количеству прибывших на соболезнование людей (их было сотни) можно было судить, насколько был популярен и ныне не забыт верующими Дагестана и Чечни Нурмагомедгаджи. Для характеристики этой незаурядной личности скажу: моя мать рассказывала, что она, десятилетняя девочка (1886 г.р.) в связи с предстоящей поездкой устаза (с ним ехали ее отец Газимагомед и дядя Гамзат) на хадж, пошла за вирдом. У входа стояла в нерешительности, и хозяин окликнул ее: - "Айшат, заходи, дочь моего друга, зачем пожаловала?" Узнав о цели визита, поручил за каждой молитвой произность пять слов вирда. Мать, недовольная столь незначительным заданием, замешкалась около него, шейх, угадав ее мысли, сказал: "Это на молодые годы (хозяйство, дети и т.д.) не позволят тебе больше предаваться религии. Тебе разрешено увеличить сне, но не спеши с этим". Ошарашенная мать вмиг оказалась за порогом.

Хотя люди многократно наблюдали за устазом Нурмагомед Гаджи Кашфу - Караматы (чудо) и о них помнят и рассказывают с большой убедительностью односельчане.

Не все следовали за Нурмагомедгаджи. Как-то собралась группа людей в нынешний Шамильский район. На перевале устаз предложил совершить джуманамаз, затем отобедать. Скептики заулыбались: здесь для совершения омовения нет воды, да еды с собой не прихватили. Шейх из-за холма принес воды. Предводитель объявил: намерение на совершение ритуала делайте - намерение (ният) совершить молитву за имамом мечети "ХIарам". Участники процедуры перед собой ясно видели Главную мечеть, ее имама. После всех мероприятий шейх доставил спутникам жареную муку и курдюк.

С приближением времени отправиться на хадж Нурмагомедгаджи стал мрачен и обеспокоен, но жалоб не высказывал. Однажды дети рассказали одному из арабистов о том, что устаз с крыши своего дома на юг что-то кричит. Прослушав зов устаза, духовник сказал, что тот упрашивал кого-то разрешения совершить и на этот раз паломничество, но, видимо, ему отказывали. Наконец, вымолив благословения, устаз успокоился. Во время езды временами паломник справлялся у попутчиков: не опухают ли у них ноги? В начале все было нормально, но, возвращаясь, около Джидда начали опухать ноги. Вскоре устаз скончался, и похоронили его в Джидде. (Здесь по преданиям похоронена мать людей Ева), но могилу знаменитого акнадинца ваххабиты разровняли. Есть "назму" (плач) на смерть устаза, сочиненный акнадинцем Газиевым Ахмедгаджи.

***

Исаев Ахмед Муртазалиевич - 84-летний ветеран ВОВ и его жена Гамзатова Патимат рассказали следующее: сын Хадо - родоначальника тухума "Хадолал" - Хадол Магомед, как и его отец, был овцеводом и чабаном в горах. Подтвердили предание о его феномене и устаз Нурмухамедгаджи перед совершением последнего в его жизни хаджа завещал односельчанам построить после смерти Ходол Магомеда на его могиле Мазар-Зиарат как феноменальной, по своим сказочным возможностям, личности.

Дочь Хадол Магомеда - Батина была женой Исаева Муртазали (он назван был в честь моего прапрадеда Муртазали-дибира) и матерью братьев: Магомеда (его сыновья Махаевы Гаджи, Али, Магомед), Гусейна (дочери Патимат, Хатимат и Айшат), Исы (сын Исаев Ахмед), Али (сыновья Иса и Магомед) и сестры бецой Хатимат - (моей бабушки - ее дочь моя мать Айшат, сыновья Газимагомедовых: Муртазали, Магомеда (Кахава), Ахмеда)).

Мукумагомеда отец Гитинав являлся высланным из Цунты кровником, и его потомками являются, весь тухум по линии моей матери.

28 июня 2002 года внучка известного религиозника Газиева Мамада-Каримова Халимат рассказала, что Меджид (къиж), о котором мы повествовали, Муртазалиев Абдулмеджид являлся двоюродным братом ее деда. "Къижом" его прозвали в связи с тем, то он из Грозного приехал в Акнаду в новых хромовых сапогах, издававших характерный скрип, что было в диковинку в селении.

Сестра Газиява (отца Мамада) по имени Хадол Батина была замужем за (отцом Абдулмеджида, Исы, Гусейна, Али, Магомеда и Бецай Хатимат) Муртазали. В подтверждение неординарности Хадол Магомеда Мамад рассказал о том, что его дед следовал вместе с будущей женой Хайбулы из хутора Агожи Гаджипатимат. В пути следования Хадолов обратил внимание Гаджипатимат: слышит ли она как отправляет молитву (зикру) окружающая природа (деревья, трава и т.д.) Гаджипатимат ответила, что она ничего не замечает. Он еще раз обратил внимание на молящуюся природу и она ответила, что она слышит молитву. Хадолав предупредил спутницу, чтобы никому об этом факте не рассказывала, а она не выдержала и рассказала о случившемся в пути следования на хутор, в результате ослушания она потеряла этот дар. Мамадибир был также признанный богослов, посвятивший религии всю свою жизнь. За ним также наблюдались сверхъестественные дарования. Дело в том, что в Новой Акнаде хоронили внучку Устаза Нурмагомедгаджи Хайбулаева Аминат (мать Джамалова Магомеда). Когда опускали усопшую в могилу, неожиданно возникли руки неизвестного, и они приняли тело и соответственно поместили его, как подобает, на дне могилы. Увидев это чудо, Мамад не выдержал и широко улыбнулся. Это заметил такой же богослов Сайпудин, который настоял, чтобы Мамад рассказал, почему последний на похоронах радовался. Мамад рассказал, что покойный Устаз принял тело своей внучки для размещения в могиле. Мамад перед смертью (хотя внешне ничего не предвешало о его скорой смерти) собрал все семейство, сделал необходимые распоряжения и наставления и вскоре умер. Он также оставил письменные наставления своим близким. Одним из заслуженных фронтовиков села был зять Мамада, Каримов Магомед 1914 года рождения, который был награжден за боевые действия "Красной Звездой", "За боевые заслуги", "За отвагу", "За победу над Германией" и др.

В Акнаде проживает известный педагог, много лет проработавший директором средней школы, ныне пенсионер Каримов Хизри Магомедович. В беседах с ним выяснилось, что их род исходит из сел. Ругуджа Гунибского района. Известен родоначальник Калда Али, его сын Ахмед, далее Султан, Муртазали, Дибир, Магомед, Карим-Дибир, Магомед (он был арабистом) и Магомед Каримов-младший (участник войны).

***

Как известно, устаз Нурмагомедгаджи 1851 года рождения из Акнады происходил из семейств больших улемов-богословов Магомедгаджи - названный современниками КIудияв (большой) Дибиром.

Нурмагомедгаджи был мюридом Магомедгаджи Ободиява (от него получил ижаза - разрешение быть для других муршидом - продолжать свое дело). Джамалудин Кумухский уполномочил Абдурахмангаджи Согратлинского, а он в свою очередь, М.Ободинс-кого вести дело тариката в Дагестане и Чечне.

Ободинского за участие в деле подготовки и проведения восстания 1877 года в 1878 году колониальные власти вынудили покинуть Дагестан. Он эмигрировал в Саудовскую Аравию, где и остался.

Хотя последователи Нурмагомедгаджи Ахмедгаджи Газиев, Шарип-Дибир Гаджиев и Газияв-Дибир Шамхалов и другие перед вождями - "Короткого шариата" (восстания 1877 года) выглядят лилипутами, считали себя последователями тех гигантов и в июле 1931 года пытались сделать что-то наподобие дел своих предшественников - имама, его соратников и поплатились.

Восстание было жестоко подавлено и его участники в массовом порядке подвергнуты суровому наказанию.

С устазом на хадж выезжали 10 поломников, в том числе Газиев Ахмед, Давудов Магомед, Муку-Магомедов Гамзат, его брат и отец моей матери Газимагомед. К их именам потом добавились Гаджи, напоминая об их пребывании на паломничестве в Саудовской Аравии. Отец Мукумагомеда Гитинав являлся выходцем из Цунты (и какого именно села неизвестно) откуда был выселен за убийство. В Акнаде, Тиндале известно много тухумов, произошедших из других мест. Известно и о том, что много кровников и других преступников выехало в другие места, и там образовали села, хутора, или вливались в другие джамааты.

Духовенство, как слой общества, пополнялось как богатыми, так и бедными людьми, алимами.

Остатки обособленности по классовым, так сказать, признакам в селах чувствуется и по сей день. Личная зависимость (крепостные как на Руси), рабство как в других местах в Тиндалах, в известное нам время, не существовали, ограничиваясь наймом, в основном, на сезонные (временно) работы.

***

Лечебное дело сосредотачивалось у духовенства, знахарей (костоправы, лечение целебными травами, несложные хирургические вмешательства, обработка ран, перевязки). Это делали довольно-таки мастерски знахари, лекари.

В последнее время в Новой Акнаде духовную жизнь односельчан возглавляли кадий мечети в течение ряда лет Ахмед Гаджиев, Ахмедгаджи Мурадов, проявивший большую активность в строительстве мечети:

В настоящее время кадием мечети является имеющий высшее светское образование Магомед Магомедсаидов, который вносит много рационального в жизнь акнадинцев.

Не избежали и Акнаду те прискорбные случаи, когда мелкие межличностные дрязги вымещались с помощью государства, в том числе и правоохранительными органами.

В период Великой Отечественной войны по навету недоброжелателей из Акнады исчезли (были арестованы) ни в чем неповинные люди, в том числе Шарип-Дибир.

Шарип, 1875 года рождения - сын Хаджияв Али Оглы (1839 г.р.) за участие в организации Июльского (1931г.) восстания в Акнаде был арестован и осужден. Отбывал он наказание на строительстве Беломорско-Балтийского канала. Возвращаясь домой с Шарип-Дибиром произошел такой случай. На Курском вокзале Шарип постелил свое пальто на скамейку и начал на нем совершать намаз. Собралась вокруг него масса зевак. Кто-то из присутствующих рассказал людям историю ученого-арабиста.

Пока Шарип совершал моление, пассажиры собрали для него кучу денег. Шарип, поблагодарив людей за участие, сделал дуа, а потом раздал на изумление присутствовавших все деньги изобиловавшим в то время на вокзалах нищим.

По свидетельству хорошо знавших его односельчан, измотавшему в лагерях здоровье пожилому (лет 66) человеку не до политики было и ею он, конечно, не занимался. Тем не менее, в начале войны его (видимо, состоял на учете НКВД как потенциальный антисоветчик), арестовали, и больше он не вернулся домой.

Известный нам наш герой Гаджиев Шариф-Дибир взялся за короткое время получить большое одобрение от Всевышнего (Шариф имел большие заслуги перед богом и исламом). Дело в том, что он взялся за наставление на истинный путь неправоверного и обучал его исламу.

Объект его эксперимента был усыновленный хромым Закарьей мальчик из Грузии, похищенный при последних набегах и доставленный в Акнаду.

Мальчик имел некоторые успехи на пути праведника, но вскоре пришла советская власть, и ученик оказался волен в принятии своего собственного решения и учитель также понимал это.

Мальчик уложил в свою сумку свои пожитки и собрался уходить. Шариф его спросил, что он намерен предпринимать. Он ответил: "Шариф! Бисмилла кончал!" и на этом история закончилась, став иронией на многие лета.

***

Хафиз-Магома - это дед нашего современника Хапизова Магомеда (царство ему небесное). Он был слепой на оба глаза, арабист наизусть знал коран (поэтому его назвали Хафизом). По свидетельству знавших его людей Хафиз Магомед был редкой доброты, обходительности и порядочности человек. Как-то, находясь со спутниками в с.Шали (Чечня) ночью мимо них пробегал человек, прося помощи. Он кричал по-чеченски: "Ас гьу дер ду?" (что мне делать?!). Хафиз Магома ему в ответ прокричал: "Намаз дия" что означает: молитвы совершай! На вопрос почему он так ответил, Хафиз-Магома сказал, что с вопросом за помощью к нему обращался недавно умерший, наказанный богом грешник.

Алиев Яхъя, Политикияв Магомед - эти два акнадинца пользовались большим авторитетом в селении. Это были степенные люди, говорили и рассуждали грамотно, обдуманно. За "философские манеры" разговор, ум и порядочность с ними с удовольствием общались люди и их помнят и вспоминают добрым словом.

***

Наряду с массовым героизмом на фронтах Великой Отечественной войны и самоотверженным трудом женщин, стариков и детей в тылу, в Тиндале были, безусловно, и негативные проявления, факты уклонения от мобилизации в ряды Армии, дезертирства и прямые переходы на нелегальное положение. Отсюда попытки в это критическое для страны время ведение организованной вооруженной борьбы против советской власти.

Как поговаривали, по республике количество лиц, подобной категории, доходило до 5 тысяч человек. Местные власти Тиндала активно включались в проводимые по республике военно-патриотические мероприятия (легализация банды, возвращение в строй, приобщение к общественно-полезному труду уклонившихся, сбор для фронта денежных средств, теплых вещей, ценностей и т.д.).

Особенно впечатляло то, что все участвовавшие на многочисленных собраниях и митингах люди просили (и это от чистого сердца и исключительно на добровольной основе) записать их в добровольцы, если не в действующую армию, то в партизаны.

В критический для республики момент (в высших инстанциях власти решался вопрос о возможном выселении Дагестана так же, как ЧИАССР, и другие республики) районные и республиканские органы власти разработали мероприятия по борьбе с антисоветским подпольем. В результате их реализации за период с сентября 1942 года по октябрь 1944 года было обезврежено 7,5 тысяч бандитов, дезертиров и уклонявшихся от службы в армии лиц.

Эта гигантская работа в содружестве с военно-патриотической среди населения в военное время имела большое значение в борьбе с врагом (ЦГА РД, Ф-1п, опись).

***

Мои друзья иногда вмешиваются в мои дела и, как правило, у каждого свое мнение, свое видение. Часто им удается повлиять на меня и расстроить важные итоги моей работы. Учитель Саидов Магомед Мустафаевич и чекист Пидуев Асильдар Сагитович, заинтерисованные в успехе моей работы над воспоминаниями, дали мне добрый совет отбросить от серьезной части труда "развлекательные моменты". Им что?! А мне, и те и другие мое детище - и нелегко отказаться от них.

Журналист Магомедов Абдурахман Гусенович и поэт Султанов Шарапудин Мансурович советуют сделать так, чтобы "котлеты отдельно, мухи отдельно" были. Это меня устраивает в надежде на то, что Хатимат же будет грызть котлеты, если отделить от них мух:

- Кто такая Хатимат?

- Да это же Хатимат Магомедовна - моя супруга!!

(я думаю, что Назирхан Амирханович Хайбулаев после этих слов меня наконец-то примет в ту: партию. Партию Халидов!

Итак, приступим к делу.

Немного хохмы.

Назад


© 1999—2013 Сайт культурно-исторического наследия цумадинцев
Техническое и финансовое обеспечение: Магомед ГАДЖИДИБИРОВ и др.         Автор — Магомедгусен ХАЛИЛУЛЛАЕВ
e-mail: director@torgvisor.ru   тел. 8-963-797-40-07 // CMS для этого проекта разработан компанией TorgVisor.Ru
Вариант для печати вернуться в начало сайта
Мнение редакции независимого информационного агентства ЦУМАДА.РУ может не совпадать с мнением авторов статей, которые несут ответственность за достоверность приводимых данных в своих публикациях. Опубликованные материалы могут содержать недостоверные данные. Все материалы данного сайта являются интеллектуальной собственностью их авторов, полная или частичная их перепечатка без разрешения редакции запрещена.