Независимое информационное агентство «ЦУМАДА.ру» rss tsumada.rutube.ru  rss новости 


Архив новостей , персон


ГЛАВА III. СЕМЬЯ И СЕМЕЙНЫЙ БЫТ.


1. Семья


Семья - социальный институт, и ее тип, состав, весь ее жизненный уклад в широкой исторической перспективе всегда соответствуют общим социально-экономическим условиям его бытования1. Именно поэтому изучение брака, семьи, ее структуры и функций, брядов и традиций имеет большое значение.

Изучение традиционного облика обрядовых комплексов помогает решить проблему создания новой семейной обрядности.

Для хваршин в изучаемый период была характерна так называемая "малая семья" (гьаку). Хотя информаторы помнят рассказы о времени, когда "все ели из одной миски" (образное выражение). Исследователи утверждают, что "горцы /население Нагорного и части Предгорного Дагестана/ не знали, во всяком случае в XIX в., иные формы семейного строя, кроме малосемейного"2. Агларов М.А. объясняет такое своеобразное положение Нагорного Дагестана по сравнению с другими народами Северного Кавказа и Закавказья, у которых функционировала вплоть до XIX века и позднее большесемейная организация3, "специфическим путем развития форм собственности на землю'."

Данные посемейных списков 1886 г. позволяют судить о поколенном составе семей этого периода.

В основном это семьи, где проживают родители с детьми, иногда с ними проживает один из стариков. Изредка встречаются семьи, где вместе с женатым сыном живет мать с неженатыми сыновьями и дочерьми, например:

В с. Хойни (Хвайни - М.М.)
Мать, невестка
сын (женат) - 21 год,
сын - 11 лет.
В с. Инхоквари:
мать, невестка,
сын (женат) - 20 лет
сын -17 лет
сын -15 лет
В с. Контляда (Квантлада - М.М.).
Мать живет с тремя женатыми сыновьями 35, 32, 30 лет,
дочерью, 3-мя невестками и внуком (3 лет).
В с. Сантлада.
Мать
два неженатых сына 18, 20 лет.
женатый сын - 22 лет
невестка, внук - 4 лет
В с. Хварши
6 братьев 32, 27, 21, 17, 12 и 10 лет
и 3 женщины.
Вероятно мать и жены двух o старших братьев.

Кроме того встречаются семьи, где проживали дяди, племяники, племяницы, внуки.

В с. Инхоквари в семье жили
дядя - 50 лет
и племяник - 37 лет с женой.
В с. Контляда (Квантлада)
В семье вместе с четырьмя детьми
(тремя сыновьями 20, 18, 12 лет и одной дочерью)
проживал племяник 12 лет.
В с. Сантлада
в семье с неженатым сыном 23 лет
проживал внук 10 лет.
В с. Хварши
в семье с двумя сыновьями 12 и 10 лет проживал
племяник хозяина 9 лет6.

К сожалению, это отмечают и исследователи7, подобные данные только приблизительно отражают родственный состав семьи. Это связано прежде всего с тем, что отсутствуют сведения о женщинах и их отношение к главе семьи. Тем не менее, можно сделать вывод, что в исследуемое время семья (гьакъу)тгаечитывала, как правило 5-6 человек8 и состояла из супругов (хол-муж, гъине-жена) и их детей (къала). Помимо этого членом семьи могли быть один из братьев мужа (халусыс-деверь) - обычно младший, его незамужняя сестра (холуе ыс-золовка)9, кто-либо из егодюдителей (иногда оба) ишу - мать, обу - отец. В состав семьи могли входить также племяницы (истые уже) и племяники (истые кад) мужа. Таким образом, семья у хваршин в исследуемый период представляла и простой и сложный тип малой семьи10. Семья прямо или косвенно отражает все изменения происходящие в общественной жизни:"... общество,-писал Ф. Энгельс,-это масса, состоящая сплошь из индивидуальных семей, т.е. как бы его молекул"11. Словом, семья это многофункциональная единица общества. "Как социальная ячейка, семья входит в основные системы соответствующих отношений и связей: общественно-экономическую, государственную, правовую, этническую и др."12

Само существование семьи со всеми ей присущими функциями и специфическими особенностями являлись и являются следствием объективной необходимости.

Одной из важнейших функций семьи, наряду с другими специфическими функцями присущими только семье13, являлась производственная деятельность. При этом, в Х1Х-нач. XX в., в силу сохранения в семье все еще в значительной мере патриархальных черт, ведущие отрасли производственной деятельности находились, как правило, в руках мужчин, а домашним хозяйством и отдельными видами полевых работ занимались женщины. Патриархальный уклад жизни семьи способствовал также сохранению половозрастного разделения труда.

Деятельность жены в домашнем хозяйстве включала следующие основные функции: приготовление пищи, отапливание помещения, поддержание его в чистоте, присмотр за детьми, уход за домашними животными, дойка коров, заготовка впрок и обработка с/ хозяйственных продуктов, в том числе и молочных. Довольно трудоемкой и постоянной обязанностью женщины являлась периодическая стирка одежды для всех членов семьи. В осенне-зимний период хозяйственного цикла хваршинка занималась прядением, шитьем одежды, вязанием чулок, изготовлением обуви из шерсти. Доходным занятием для хваршин было изготовление сукна "эну" для нужд семьи и для обмена и сбыта на внутреннем рынке /с. Ботлих, Анди, Эчеда/14, а также для вывоза в Чечню, Грузию, Азербайджан.

Такая повседневная, необходимая в хозяйстве трудовая функция, как доставление воды из источника, также являлось у хваршин женской и детской обязанностью.

Все вышеперечисленные виды трудовой деятельности считались специфическими женскими делами, которыми мужчины не занимались ни при каких обстоятельствах. Выполнение подобных обязанностей вызывало всеобщие насмешки и осуждалось всем обществом.

Соответственно своему положению и обязанностям, мужчины в селе располагали относительно свободным временем в течение нескольких месяцев в году. В связи с этим в XIX в. был характерен массовый отход мужчин в Грузию, Джаро-Белоканскую область, Чечню, Владикавказ (Бурав-хваршинск.), и женщинам в их отсутствие приходилось решать почти все хозяйственные вопросы самостоятельно. Это в определенной степени изменило положение женщины в семье, и отец семейства волей-неволей вынужден был соблюдать внутренний распорядок в доме, установленный в его отсутствие, т.е. мужчина самоустранялся от решения многих вопросов, предоставив больше прав жене. Таким образом, всевластие отца в семье15, хотя и санкционированное обычным правом и установлениями шариата, которые взаимно дополняли друг-друга, было адекватным ситуации, а не абсолютным, но это не исключало сохранения в семье многих патриархальных традиций и устоев. Об этом можно судить, если рассмотреть вопрос о наследовании имущества, которое как и у других народов Северного Кавказа16 регулировалось шариатом или местными адатами. Дочери полагалось 1/3 доли имущества, вдове 1/8 часть, остальная часть, если нет в доме мужчин, переходила к ближайшей родне по мужской линии (ни шариат, ни адат не считали женщину дееспособной, она полностью зависела от мужчины)17. Несколько иначе дело обстояло, если перед смертью мужчина успел сделать назру (васият)-завещание. В этом случае у хваршин женщина наследовала даже землю. Бывали случаи и оспаривания подобных завещаний.

В целом же мы видим, что самостоятельность женщин, хотя и существовала, была относительной и не свидетельствовала об их правовом равноправии.

Отношения между другими членами семьи складывались на основе той же патриархальной регламентации. Младший брат должен был повиноваться старшему брату, младшая сестра-старшей сестре, сестра-брату (даже если он младше), невестка (ужас гъине) обязательно должна была подчиняться свекрови (холуе ишу) и т.д.

В личных отношениях семьи и семейно-родственных групп хваршин отсутствовали древние запреты или ограничительные отношения характерные для некоторых народов Дагестана, (хотя то, что муж никогда не обращался к жене по имени, особенно в присутствии постороннего, принято считать пережитком этих отношений), но авторитет мужчины властвовал в личных взаимоотношениях в семье. Как и у всех народов, женщине у хваршин полагалось оказывать мужу различные знаки почтения. Власть мужа над женой поддерживалась его фактически односторонним правом развода. "Муж один имеет право дать жене развод, и его никто не может к этому принудить"-написано в Адатах Хваршинского общества18. Дети как младшие так и взрослые также должны были подчиняться отцу и вести себя подчеркнуто почтительно. По адатам, отец имел даже право на жизнь детей: за определенные проступки мог изгнать из дома, отказать в наследстве, мог в крайних случаях лишить жизни. "Если отец убьет сына, то он не отвечает ничем и ни перед кем"-, написано в тех же Адатах19.

У мужчин было и множество обязанностей. Прежде всего, он должен был кормить семью, заботиться о женщинах и младших членах семьи, защищать их от обид.

Наличие частной собственности накладывало отпечаток на внутрисемейные отношения, поэтому глава семьи был распорядителем семейного бюджета, имущества и руководил членами семьи (неслучайно его называли-главный человек). Трудовой вклад женщины был не меньшим, чем мужчин, но он почти не замечался и мало ценился, хотя то, что делала хваршинка и приносило некоторые денежные средства. Организация труда не позволяла определить вклад женщин в благосостояние семьи.

В достаточно тяжелом положении находились вдовы и разведенные женщины, несмотря на помощь родственников. И все же хочется отметить, что несколько приниженное положение внутри семьи и в обществе как бы компенсировалось женщине, отношением к ней как к человеку. Оно было подчеркнуто вежливым. Большим преступлением считалось у хваршин оскорбление женщины: "За оскорбление девушки или вдовы виновный платит обиженной 25 рублей и кроме того, изгоняется из общества на 3 месяца"20, наказание почти такое же как за убийство21 (лишь сумма штрафа ниже), собственно из-за этого могла начаться кровная месть.

К женщинам преклонного возраста было особое внимание; к ней относились с уважением и почтением, к ее советам прислушивались на семейных советах и мужчины, а в вопросах, например, выбора невесты для сына, ее слово было, порой, решающим.

Наиболее тесной была связь малой семьи с группой близких родственников. Кровные родственники (къенлъи) дилились на дальних и близких. Самыми близкими считались родственники до 4-го поколения.

  1. ыс-брат, ыс-сестра - различают по контексту.
  2. вацагьав-двоюродный брат, яцагьав-двоюродная сестра
  3. себагьав-троюродный брат, себагьай-троюродная сестра
  4. кIебагьав-четвероюродный брат, кIебагьай-четвероюродная сестра

Люди одного корня (кьибилос) составляли группу родственников, которым дано определение патронимия21, у хваршин-"тухумов". Круг родственников, состоявший из нескольких близкородственных семей образовывал, так называемый, тайп, т.е. тухумы состояли из нескольких, тайп. .

В тухуме различали:

  1. родственников-къемис
  2. людей нашей головы и ног-къем-кIакIас
  3. людей, которым доверяли-божи-боркьи
  4. дальних родственников-михъесло къенлъи
  5. люди, стоящие в конце родства-къенлъи литIтIу
    (отдаленные родственники)

Есть и специальные термины, обозначающие отношения родства по браку, которые, однако, никогда не применяются при прямом обращении к свойственникам, но только в косвенной речи. Например, если говорить о родителях мужа или жены: их называют холуе ищу (свекровь), гъинас ищу (теща), музо (зять), хосус ыс (деверь), гьынас ыс (шурин) и т.д.

Таким образом, при рассмотрении терминов родства, можно заметить, что они имели групповое значение и охватывали широкий круг лиц. При этом, каждой группе родственников, при проведении различных семейных мероприятий соответствовала определенная роль.

У хваршин, кроме того, было зафиксировано такое явление, когда при отсутствии в тухуме мужчин или их малом количестве, приглашали в родство представителей переселившегося тухума (щварильба). Тухум Хутрахцы в с. Хварши имеет две ветви, т.к. для сохранения древнего тухума пригласили в родство вначале представителей из тухума Хешоба, а затем пришлых Циндоба, у которых было много детей мужского рода. Речь идет об адопции (одно из проявлений этнокультурных ценностей)-деревнейшая разновидность-усыновление или удочерение отдельных чужаков родовыми коллективами. Таким способом стремились предотвратить ослабление родов из-за естественной убыли, военных действий и т.п23.

Перщиц А.И. отмечает, что в адопции следует различать два аспекта. Первый-стремление помочь чужому человеку в трудных для него обстоятельствах-путем его органического включения в собственную среду. Второе-это социальные потребности, которым отвечает адопция на разных этапах ее исторического развития.24 Здесь проявляется второй аспект.

Это можно было сравнить еще и с институтом искусственного родства. Но в даном случае роднились не два человека, а две семьи, два тухума. В целом, родство повсюду в Дагестане имело огромное значение. Родственник по тухуму нес перед другими моральную ответственность. Многочисленность тухума составляла важное значение для горца в его обществе. Родственники, особенно ближайшие, обязаны были защищать друг-друга, оказывать помощь, существовала определенная взаимоответственность.



2. ОБРЯДЫ БРАЧНОГО ЦИКЛА.


Семейно-брачная обрядность хваршин в основе своей является общедагестанской, хотя и имеет определенную специфику.

Достигшими минимального брачного возраста по адату как и у других народов Дагестана и Северного Кавказа25 считались парень и девушка 15- лет. Преобладали все же браки, заключенные между юношами, достигшими 18-22 и девушками 16-20 лет. Выбор невесты и жениха считался серьезным и очень ответственным делом.

При существовавших и довольно часто практиковавшихся различных формах заключения брака, брачный выбор был ограничен. Даже юноши не всегда обладали свободой брачного выбора. При обсуждении кандидатуры жениха и невесты принимали участие все родственники. Большое значение имел общественный вес тухума не только жениха, но и невесты, материальное положение семей, личные качества жениха, такие как: храбрость, ловкость, почтительность и уважение к старшим, знание традиций, хозяйственность, а пожалуй, самым важным у хваршин в исследуемое время было умение читать Коран. Девушка должна была, прежде всего, быть здоровой, работящей, немаловажное значение имели ее нравственные устои, материальное положение.

О детях судили по родителям, не случайно у хваршин бытовали пословицы как: "Тухумун обу ишун богу богу, жука жукотIа" -Хороший тухум-хорошие родители, плохой тухум-плохие родители;

"ЦIан кIолъ загьол-чикIе кIолъ"
- Куда коза прыгнет туда и козленок;
"Ищу яккунби кад ечби кад ечби"
- Какова мать, такова и дочь;
"Ищу яккун кадаб абу акун.уже"
-По матери-дочь, по отцу-сын;
"ТIатIакъо-тIатIу, мичакьа-мичI"
- На колючке растет колючка, на крапиве-крапива.

Внешность и жениха и невесты не имела почти никакого значения, хотя, конечно, красивая девушка никогда не засиживалась, но по этому поводу также существовали различные пословицы:

"Берцинай кад абахъарлъо егу"
(Красивая жена по соседству лучше);
"Берцинлъи гьиман лувайтте, гIамал-бачахо"
(Красота-хорошо, а характер, поведение-главное) и др.

Предпочтительными были внутритухумные и внутрисельские браки, что было характерно почти для всех народов Дагестана26. Но никаких запретов (узаконенных) на межтухумные браки или на обязательный внутритухумный выбор в Дагестане не существовало, особенно, если учесть, что в Союзе хваршинских сельских обществ многолюдных тухумов почти не было (в маленьких селах по 5-6 тухумов) и брачный выбор внутри тухума был довольно ограничен. Как отмечают исследователи, "при тысячелетнем господстве" "тухумной эндогамии" эти маленькие популяции вряд ли выжили бы чисто биологически", если бы не было мелких тухумов с исключительной распространенностью взаимных браков27. И всегда решение было конъюктурным, благоприятствующим конкретному брачному выбору28. Так, например, у хваршин, если брачного партнера в селе не было, то возможны были (и не осуждались) браки между представителями сел, входящих в Союз хваршинских сельских обществ. По информации, частым явлением были браки между жителями сел Сайт лада и Квантлада; Сантлада и Хварши; Сантлада и Инхоквари; Инхоквари и Хвайни. Но в то же время; резко осуждались браки, заключенные между представителями сельских обществ, не входивших в Союз. Ограничение и осуждение было односторонним-не рекомендовалось отдавать девушку в чужое общества, а женить было можно. Не случайна пословица, где подразумевается только девушка: "Бойгула ича еку бегьби" (Хорошая кобыла речку не перейдет).

Несомненно, что в основе предпочтения внутритухумных, внутрисельских, внутрисоюзных браков у хваршин в изучаемый период лежали экономические интересы общества (сохранение рабочих рук, земельных фондов и другого имущества).

Ограничение заключения браков между представителями разных обществ было повсеместным явлением в Дагестане29. Если девушку и выдавали замуж в другое общество, то только с разрешения джамаата30.

Брачные союзы хваршин имели также элементы сословного характера. В с. Хварши жили представители феодальных фамилий (нуцалзаби-тухум Хутрахал), которые не роднились с простыми общинниками; некоторые тухумы, а также "хъазахъал" не могли жениться на девушках из почитаемых, богатых тухумов. Например, в с. Хварши, представители тухума Хутрахал не выдавали дочерей замуж за представителей тайп Датунава, Цехъонеба; роднились чаще всего с представителями тухума Нуравба, Кикилаба, КIайсеба (с. Хвайни). В с. Хвайни не роднились с представителями тухума Лагъзал. Самыми влиятельными в с. Сантлада были тухумы Мутулъебо и Имагуба, когда-то имевшие одного предка, и т.д.

Таким образом, для хваршин была характерна внутриэтническая (в рамках Союза сельских обществ) эндогамия.

Безбрачние хваршинами, как и другими народами осуждалось и служило предметом насмешек и издевательств; так над мужчинами, которые долго не женились или не женились вообще подшучивали, дразнили, предлагали в шутку самых красивых девушек села, обзывали "гъинахъази махрум иго жихьо" (отвергнутый женщинами). Девушек, которые засиделись презрительно называли "гIумру иду екъу" (проводящая жизнь дома).

Вопросам заключения брака и созданию семьи, хваршины, придавали большое значение. Множество обстоятельств явилось причиной сохранения у хваршин форм заключения брака, характерных для более ранних этапов бытования общесва, главное из которых экономические основы развития Союза Хваршинсих сельских обществ в Х1Х-начале XX в.

Важное, хотя и не решающее, значение в сохранении пережиточных форм брака играли также и силы традиции.

Именно этим объясняется то, что у многих народов мира (особенно мусульман) несмотря на определенные патриархальные порядки, которым должны были соответствовать экзогамные o запреты в отношении агнатных родственников, в быту сделались нормой браки между двоюродными братьями и сестрами31. Прежде всего, хочется отметить, что у хваршин все таки была установка на нежелательность кузенных браков, но в жизни все обстояло несколько иначе.

Бытовал у хваршин также обменный (перекрестный) брак (нигь), при котором стороны заключали браки между детьми двух семей. Семья, выдававшая свою дочь за чьего-либо сына, могла по взаимной договоренности взять в жены сыну сестру своего зятя. Такая форма заключения брака, как считают, являлась отголоском дуальной экзогамии-древнейшей формы экзогамной организации32, когда на основе взаимных браков происходило попарное объединение родов. Бытование таких браков с одной стороны поощрялось, что объяснялось стремлением укрепить родственные отношения, с другой стороны считалось нежелательным, т.к. в результате конфликтной ситуации в одной семье, могла распасться и другая семья (сказывались родственные чувства брата к сестре, сестры к брату).

Наследием более ранних этапов развития общества является, частично сохранившийся вплоть до начала XX в., обычай заключения левиратных и сороратных браков. Соблюдение этих обычаев не было обязательным, но было желательным в силу некоторых причин:

1 ( - и на мой взгляд, главная причина для XIX в.-забота о детях-в случае заключения такого брака дети приобретали не отчима, а дядю; не мачеху, а тетю, т.е. людей, заинтересованных в создании оптимальных условий для жизни сирот.
2 ( -стремление удержать имущество жены в рамках близкородственного коллектива, семьи.

У хваршин, как и у соседних чамалал33, андийцев34, схожая форма заключения брака отмечена и у лакцев (къурмямяв)35, практиковался обычай, свидетельствовавший о пережитках былой брачной инициативы женщин-цо цолъа-по которому вдова или девушка, достигшая брачного возраста, но по какой-либо причине засидевшаяся дома, сама открывала имя избранника (им мог быть даже женатый мужчина), и он обязан был на ней жениться. Этот обычай, пережиток наиболее раних форм семейно-свадебных отношений, вероятно в силу своей рациональности в соответствующий отрезок времени, когда необходимо было стабилизировать демографическую ситуацию, был регенирирован в Дагестане имамом Шамилем. На подвластной территории наибы вновь стали вводить этот порядок. По словам информаторов, вызывали к мечети свободных женщин и мужчин брачного возраста, выстраивали парраллельно, и давали женщинам возможность выбрать себе мужа. Не могу судить насколько достоверны эти сведения, но существуют низамы Шамиля по брачным делам, сущность низама N4 "заключается в принуждении родителей или родственников совершеннолетних девиц к скорейшей выдаче их замуж..."36

У хваршин имел место, хотя и крайне редко, брак заключенный путем похищения. По адатам хваршин, за похищение полагался штраф: "За увоз девушки или вдовы виновный платит в пользу деревни штраф 10 руб., родственники увезенной девушки или вдовы не обязаны выдавать увезенную замуж за похитителя, и пособники ничем не отвечают"37. Похищение могло вызвать вражду между тухумами, преследование похитителя, и требовалось время, чтобы примирить стороны.

При браке уводом (разновидность похищения) "суд склоняет стороны совершить брак, но родственники женщины и то лицо, к кому она ушла, могут и не согласиться на это"38. При этом девушку осуждали обе стороны, родители могли порвать с ней отношения, и только вмешательство влиятельных людей или же рождение ребенка могло их примирить.

Подобную же реакцию могло вызвать "похищение" в форме оскорбления, когда парень при свидетелях снимал с девушки платок и клал ей ладонь на голову (гвадалахъа), после чего сразу же обращался к дибиру или будуну села с просьбой добиться оформления брака. Обычно оскорбленную девушку больше никто замуж не брал. Но если родители девушки по какой-либо причине (обычно очень серьезной) были против брака, то как гласят адаты:"за оскорбление девушки или вдовы, виновный платит обиженной 25 руб., и, кроме того, изгоняется из обещества на 3 месяца"39. Этот обычай известный в этнографической литературе, как "брак, прикосновением", и предположительно классифицированняый Чурсиным Г.Ф., как разновидность брака похищением40, отмечен исследователями почти у всех народов Дагестана41. Разновидность этого обычая ("похищение прикосновением") была известна осетинам, хевсурам, вайнахам42.

Следует отметить, что эти формы заключения брака (похищения) практиковались только в тех случаях, когда родители девушки или она сама не давали согласие на брак.

Одной из форм заключения брака у хваршин было "люлечное обручение" или "колыбельный сговор" (рекенас регьенос), известное повсеместно в Дагестане43 и у других народов44. При этом договорившиеся стороны собирались и в торжественной обстановке делали зарубки на люльках детей, причем, на люльку девочки вешали еще полосу красной материи. С этого момента они считались женихом и невестой, а после достижения ими 9 лет совершали "махъар", после чего девочка могла перейти в дом будущего мужа. Подобный переход осуществлялся в Дагестане и у гидатлинских аварцев, где она называлась "условной женой"45. Как правило, сговоренным с детства внушали, что они будущие муж и жена, к чему те привыкали и проникались взаимной симпатией. Степень бытования "люлечного обручения" была различной-в с. Хвайни, Инхоквари он практиковался чаще, чем в ее. Сантлада, Квант лада, в с. Хварши и отселке Хонох был редким явлением. Эта форма заключения брака имела место между семьями, находившимися в тесной дружбе, или из-за каких-либо экономических соображений, что в целом являлось свидетельством определенного ослабления кровно-родственных связей хваршин и усилением соседских.

Множество имевших место форм заключения брака, утратив некоторые очень архаичные моменты, сохранялись, а порой, возрождались по экономическим соображениям. В частности, бытовавшее у хваршин обручение малолетнего или несовершеннолетнего мальчика со взрослой женщиной - таким образом, семья получала в дом работницу, которая выполняла работу по дому и в поле. Такой брак заключался, как правило, в том случае, когда в доме оставался при престарелых родителях младший сын и нужна была работница. На существование такой формы брака у народов Западного Дагестана, в частности, у дидойцев (ближайших соседей), указывают И.Г. Гербер и К.Ф. Ган.46.




Назад Далее


© 1999—2013 Сайт культурно-исторического наследия цумадинцев
Техническое и финансовое обеспечение: Магомед ГАДЖИДИБИРОВ и др.         Автор — Магомедгусен ХАЛИЛУЛЛАЕВ
e-mail: director@torgvisor.ru   тел. 8-963-797-40-07 // CMS для этого проекта разработан компанией TorgVisor.Ru
Вариант для печати вернуться в начало сайта
Мнение редакции независимого информационного агентства ЦУМАДА.РУ может не совпадать с мнением авторов статей, которые несут ответственность за достоверность приводимых данных в своих публикациях. Опубликованные материалы могут содержать недостоверные данные. Все материалы данного сайта являются интеллектуальной собственностью их авторов, полная или частичная их перепечатка без разрешения редакции запрещена.