Независимое информационное агентство «ЦУМАДА.ру» rss tsumada.rutube.ru  rss новости 


Архив новостей , персон


ГЛАВА II. МАТЕРИАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА




3. ОДЕЖДА.


Как элемент материальной культуры, одежда отражает характер трудовой деятельности народа, его культурные традиции и художественные вкусы. В костюме фиксируются этнические, социальные, половозрастные и конфессиональные особенности, проявляются этические нормы, принятые в среде данного этноса.

В отличие от жилища и пищи, одежда наиболее подвержена влиянию моды, хотя и сохраняется предпочтение некоторых элементов традиционного костюма, выполняющих роль этнического знака ( в частности, хваршин - красный кушак).

Хотя одежда и является своего рода "этнической меткой"53 народа, одежда хваршин не имеет ярко выраженные локально особенности - она близка к комплексу одежды всех западны аварцев и не имеет особенностей по селам. В этом сказываете достаточная компактность проживания в исследуемое врем хваршин (села расположены в одном ущелье, общие занятия тесные контакты с соседними обществами, т.е. относительна неизолированность.

Отсюда, нет необходимости рассматривать одежду характерну для каждого села в отдельности.



3(а). МУЖСКАЯ ОДЕЖДА И УКРАШЕНИЯ.


Традиционная мужская одежда, как и аварцев, так, впрочем, и всех народов Дагестана в своей основе была однотипна на всей территории края.

В XIX в. мужской костюм хваршин состоял из следующих предметов: рубаха - гид, штаны - гъилъу, бешмет - тегеля, черкеска -чергес хабала, папаха - гъабила, обувь и оружие. В зимнее время носили овчинную шубу, бурку и разновидность куртки.

Все информаторы утверждают, что нижние рубахи появились очень поздно и, что единственной рубахой, которую носили в летнее время, была рубаха "гид": туникообразного покроя (без плечевых швов), спинка обычно бывала двойной или на подкладке из более простой ткани. Рукава прямые, под мышками были вшиты ластовицы54. Позже рукава стали делать с круговыми без пуговиц манжетами. Рубахи шились со стоячим воротником, который украшали шерстяной строчкой. Носили эту рубаху навыпуск или подвязывали серебряным ремешком "рижо". Шили эти рубахи из эну, а позже стали шить из крашенной бязи или однотонного сатина. Информаторы сообщают, что подобного кроя рубахи (по рассказам их дедов) шились в старинну из стриженной овчины, правда они были без стоячего воротника, а вырез шел не спереди, а к плечу. Поверх "гид" в прохладное время надевался тегеля55 (бешмет). Шили его из крашеного эку, а позже из привозного материала - оардаган.

Бешмет плотно по талии облегал фигуру. Сзади его шили отрезным и делали складки, что делало бешмет трапецевидным.

Воротник-стойка, застегивался бешмет при помощи деревяных удлиненных пуговиц (къотоба). Рукав делался нешироким и вшивным. Пояс "кице" застегивался на самодельный крючок "кецуба". На груди и чуть ниже пояса пришивались по обеим сторонам накладные карманы. Шили тегеля различной длины (чаще до колена). Этот тип верхней одежды имел много общего с аварским "гужгатом", кумыкским "къанталом", даргинским "милтона", лакским "ккурту", бешметами других народов. Дагестана и Кавказа, с некоторыми различиями в деталях покроя56.

Поверх тегеля состоятельные хваршины иногда носили "чергес хабала" - черкеску северо-кавказского типа. Шили черкеску из темного сукна местного производства, а позже и из фабричных плотных тканей. Нарядной считалась белая черкеска с красными отворотами на рукавах. На груди были кармашки для газырей (расума)57.

На тоненьком серебряном поясе носили "гъутугь" - серебряную коробочку (4x5x3), в которой хранился нутряной жир для смазывания рук после работы. Интересно, что подобные коробочки с салом для смазывания оружия подвешивали к поясу в Карачае, Балкарии, Кабарде.58 Возможно, что содержимое "гътугъа" хваршин использовалось в тех же целях, но постепенно утратило свое первоначальное назначение. На правом боку висел пистолет -таманча, а на левом - кинжал. Нарядность черкески, количество и богатство украшений и оружия зависело от состоятельности хозяина. Но оружие (пусть самого простого образца) было обязательным атрибутом одежды, особенно кинжал.

Состоятельные люди на большом пальце правой руки носили "тIалахъаса" - серебряную печатку59, а на запястье обязательно (причем женщины и мужчины) носили как браслет полосу шириной 2-3 см. из черного войлока. Объяснить зачем это было нужно информаторы не могли, но возможно, что здесь сказывался опыт -полоса войлока предупреждала растяжение мышц рабочей - правой руки.

В с. Инхоквари был известный оружейник, который в Джугутри (Чечня) научился делать таманча, кинжалы, которыми снабжал всю округу.

Штаны "гьйлъу" - шили из трех аршинов домашнего сукна. До конца XIX в. они были и верхним, и нижним одеянием, поэтому зимние гъилъу шились двойными и их тонко стегали шерстью. Покрой их был очень прост: складывали вдвое по длине отрезанный для каждой штанины кусок ткани. В нижней части вырезали клин (къацIа) для сужения штанин. Этот клин затем вшивали между штанинами, и сшивали так, что получалась ромбовидная вставка.

От общеаварских штанов60 и вообще штанов, которые были распространены у народов Дагестана62 - "гъилъу" отличались длиной, были короче.

Информаторы сообщают, что штаны такого покроя, как матерчатые шились и из овчины, предварительно коротко остриженной, причем очень долго почти до 30-х годов XX века. Носили их поверх нижнего белья. Возможно, что это были первые штаны. Г.А. Сергеева отмечаает, что овчинные штаны "гынос гьелъу" носили в основном бедняки и при пастьбе в горах овец63.

Первоначально и зимние и летние штаны доходили чуть ниже колена и завязывались на вздержку с кисточками. Такая же вздержка - шнур с кисточками на концах из цветной шерстяной пряжи - использовалась у пояса.

Позже, с появлением бязевых нижних штанов (гилъ шикьдов гъилъу), верхние штаны (особенно ценились из бардагана) стали шить длинными, до шиколотки, иногда со штрипками, и гораздо уже. Причем, жители с. Хвайни утверждают, что нижние штаны у них появились только в начале XX в.

В первой четверти XX века, вздержку на штанах заменили резинкой, в нижние концы штанин также продевались резинки. Такие штаны напоминали шарокие шаровары и назывались "гъилъу".

Под влиянием связей с городским и русским населением в начале XX в. стали распространяться нижние штаны без клиньев между штанинами, с застежкой (пуговицей или крючком) вместо вздержки и с ширинкой спереди. Они были с боковыми разрезами у низа штанин. Разрезы зашнуровывались. Позже шнурки заменили манжеты, застегивавшиеся на пуговицы. Этому виду штанов отдавала предпочтение молодежь.

В то же время (начало XX века) сюда, как и повсеместно на Кавказ проникают брюки "галифа гъилъу" (галифе). Эти штаны, в условиях горной местности оказавшиеся очень удобными и практичными имеют широкое распространение у людей пожилого возраста и по сей день.

Необходимым элементом верхей мужской одежды считалась овчинная шуба. В качестве зимней одежды овчинные шубы известны всем народам Дагестана с небольшими отличиями в фасонах и деталях покроя64. На шубу шло 6-10 шкурок (их число зависело от величины шкурок, от размера и фасона шубы). У хваршин бытовали шубы трех видов.

Самым распространенным видом шубы у хваршин была большая, шуба-накидка без рукавов с большим откидным воротником -пелериной темным мехом наружу, называлась такая шуба -"боко".

Другой распространенной шубой была нагольная шуба - накидка с длинными суженными кЪизу ложными рукавами, эта шуба была длиннее и имела обычно шалевый воротник, называлась она "кIалакIач". Узкие рукава шубы использовались как карманы для хранения мелких вещей. Этот тип шуб имел наибольшее растространение в дореволюционном Дагестане65.

В начале XX века у хваршин получила распространение шуба-хабачи. Представляла она собой цельнокроенную, чуть приталенную, расширяющуюся книзу шубу с запахом, доходящую до середины икр; с прямыми вшивными рукавами и шалевым воротником, подпоясывалась шуба кожанным ремнем. Хабачи надевали, отправляясь в путь или в сильный холод во время работы. Как дорожная верхняя одежда она стала обязательной принадлежностью костюма чабана66.

В качестве зимней повседневной плечевой одежды бытовала также овчинная куртка "кIойту хабачи" - с рукавами и застежкой спереди (пуговицы и воздушные петли делали из кожи). Надевали ее поверх рубахи (носили эту куртку и женщины и мужчины)67.

Верхней одеждой чабана также считалась бурка "къочора", состоявшая из цельного куска, с прямым разрезом спереди и со швом на плечах. От традиционной общеизвестной бурки кавказских народов "къочора" отличалась тем, что была совершено прямоугольной и имела естественную окраску шерсти, из которой ее изготовили.

Информаторы рассказывают, что некогда чабаны носили одежду, сделанную из войлока - "бутнус къочора"68. По назначению этот вид верхней одежды напоминает описанную еще Е.Шиллингом войлочную куртку, бытовавшую у бежтинцев69, а также встречающиеся у рутульцев, цахуров войлочные накидки для чабанов70.

Большой популярностью, особенно среди молодежи, пользовались андийские бурки, но приобретать их могли только представители зажиточной верхушки.

В течение определенного времени одежда оставалась без особых изменений, но общение в процессе отходничества, торговли с другими недагестанскими народами, особенно с русскими, а также поступление промышленных товаров, постепенно вносили некоторые изменения в одежду хваршин (как впрочем и всех народов Дагестана).

В начале горцы старались приспособить поступавшие извне материалы для шитья традиционной одежды. но затем даже из сукна местного производства шилась одежда, покрой которой диктовался влиянием моды. И традиционные и новые фасоны сосуществовали.

Традиционным головным убором хваршин как и у других народов Дагестана являлась овчинная шапка - гъабила, гъобола. Шили шапку из шкурок ягнят, молодых овец специальной породы (мех таких овец завивался). Имели распространение шапки нескольких фасонов: бегуниса гъабила - представляла собой островерхую папаху конусообразной формы. Эта разновидность папахи бытовала не только у народов Дагестана, (у некоторых сохранилась и по сей день - у цахур, рутульцев), но и у соседей хваршин - грузин71. Эти папахи носили,натянув на уши.

Из хороших шкурок шились низкие цилиндрической формы папахи -энкьу гулю гъабила (шапка с круглым дном). Вначале верх был овчинный, но затем его стали делать суконным. Позднее в начале XX в. появились папахи в виде перевернутой трапеции, т.е. расширяющиеся кверху, верх делался из белого и черного сукна или из привозного нетканного материала "ихсал", который, как коворят информаторы, отличался особой прочностью. Шились папахи на теплой подкладке.

Нужно отметить одну особенность - мужской головной убор шили из овчины без пятен, только белого или черного цвета72.

Старики на ночь надевали головной убор "къаца"73, который представлял собой глубокую шапку - чепец, сшитый из четырех клиньев. Шапку носили шерстью внутрь, только с отворотом в 2-3 см.

Иногда в качестве ночных шапок употреблялись стеганные матерчатые шапочки такого же фасона - "такъия". Летом шили "такъия" из цветных лоскутьев с бязевой подкладкой, или напоминающие шутовской колпак с кисточкой. Такие ночные шапочки у людей пожилого возраста изредка бытуют и в настоящее время, хотя теперь вместо них используются тюбетейки среднеазиатского образца.

Хваршинам был известен и башлык - башлыхъ (головной убор в форме капюшона с остроконечным верхом и длинными полосами-лопастями для закрепления у шеи)74. Довольно широко растространенный у народов Дагестана, он очень редко использовался по назначению, скорее служил украшением черкески жениха. В таких случаях его украшали золотым галуном "чалу" или, если нет возможности, шелковой, и очень редко шерстяной строчкой, шелковыми или из шерстяной пряжи кисточками. Шили башлык обычно из сукна, нарядный - из белого.

Мужской костюмный комплекс хваршин имеет много общего , с мужским традиционным костюмом других народав Дагестана и Кавказа, с небольшими локальными особенностями в покрое, отделке, а также в материале.

Итак, мужской костюм в XIX -нач. XX в. хваршина состоял из: рубашки гид, тягеля /верхней рубахи - бешмет/, чергес хабала/ черкеска/, в зимнее время поверх надевалась шуба; штанов -гъелъу, папахи - гъабиля, на ногах - гьогьеба - вязанная обувь.



3(b). МУЖСКАЯ И ЖЕНСКАЯ ОБУВЬ.


Обувь хваршин мало отличалась от обуви других народов Дагестана как по материалу, из которого она изготовлялась, так и по фасону. Причем и мужская и женская обувь имела много общего, различалась только элементами /декоративной отделкой/, что дает возможность представить и мужскую и женскую обувь одновременно.

Наиболее растространенными как в Западном Даагестане так и у многих других народов Дагестана75 являлась шерстяная вязаная обувь /гъогьеба рочиба/, которая предназначалась не только для дома, но и для улицы, и имела многовековую историю бытования, о чем свидетельствует археологический материал - в Бежтинском раннесредневековом могильнике /по соседству с хваршинами - в Северо-Западной Аварии/ были найдены остатки женской толстой вязаной обуви, которые имели форму сапога76.

Достоинства этой обуви в условиях каменистой горной местности отмечены многими путешественниками и исследователями77.

Отмечается также их этнодифференцирующая особенность78. Эти вязанные сапожки отличались своеобразной войлочной простеганной плотной шерстяной ниткой подошвой, подошва по ступне общипалась особым швом, что создавало впечатление окантовки. Носки у такой обуви получались усеченными. Мужские и женские сапоги различались высотой голенищ и характером орнамента, мужские сапоги имели укороченые голенища и орнаментировались проще. Вообще, орнамент и цвет сапог был сдержанным и для мужских и женских сапог - мелкий темный геометрический рисунок по белому полю сапога79. Только для невест вязались гьогьеба рочиба их ярких шерстяных ниток и окантовка - шов делался из красной или белой шерстяной пряжи. Имели распространение также рочиба дидойского типа с усеченным носком, которые так же носили и женщины, и мужчины80.

Другим видом распространенной обуви являлись войлочные сапожки -бутнис мачуба. Эти сапожки доходили до икр. Подошвой служил простеганный в несколько слоев войлок или кожа, выделанная из шкуры групного рогатого скота (дабагъ). Дабагъ отличался особой прочностью. У нарядной войлочной обуви передняя нижняя половина голенища отделывалась шерстяной строчкой, создающей геометрический орнамент. Иногда женские бутнис мачуба украшались рядом мелких серебряных монет.

Бытовал также вид мужских войлочных сапог - "зунгеба" . Это были высокие прямые сапожки, которые подвязывались у коленей продетыми веревками с кистями, а нижняя часть голенищ украшалась вышитой шерстяными (очень редко - шелковыми) нитками, бязевой полосой шириной 10-12 см. Белые зунгеба носил обычно жених.

Большое распространение получили у мужчин войлочные ноговицы (зангерба), которые носились с кожаной обувью. Они представляли собой современные гетры, доходящие до колен, вверху подвязывались, продетыми в подшитую с внутренней стороны матерчатую полосу, плетенными из грубой пряжи шнурами .

Из кожаной обуви наиболее распространенной считалась обувь из сыромятной кожи (тIом). Они были более доступны широким слоям населения, к тому же, были очень просты в изготовлении. У хваршин имеется несколько разновидностей обуви из сыромятной кожи. К зимней мужской обуви относятся "хъурхель", которые по фасону напоминают грузинские (мохевские) бандули81. Шили их из коровьей или воловьей кожи и носили с вязаными носками "цIиндакIба" . Обувь представляла собой полуботы со швом спереди, по верху была продета веревка, которая спереди завязывалась, подошва была сделана в виде переплетенных ремней, что делалось, возможно, для удобства ходьбы по снегу. Внутрь, перед тем как надеть, делали стельку из осенней травы - кури для тепла. В шутку из называли обувью без мерки, т.е. безразмерной и носили их и женщины, и мужчины.

Мужские полуботинки - "насираба" по форме напоминали "хъурхель", но в отличие от них у "насираба" спереди быда выемка, которая закрывалась шнурками, которые не продевались, а пришивались сзади и завязывались впереди. Подошва такой обуви была из плотной кожи. Эту обувь носили и с ноговицами "зангерба" . С таким же названием "насираба" старожилы помнят - бытовала обувь, которую делали из снятых как чулок с ног лошадей, коров, волов шкуры, вывернутой шерстью внутрь, низ зашивался, а верх иногда сбоку разрезался и зашнуровывался. Возможно, что это был самый древний вариант обуви из кожи.

Существовала еще одна разновидность обуви из сыромятной кожи - мугуры, которые напоминали по фасону распространенные в Южном Дагестане дирихи, происхоисхождение которых связывают с Азербайджаном.

Из кожи грубой выделки шились мужские полусапожки -"улат!у",и точно такого же фасона были хромовые - мачуба. Хром приобретали в Цумада - Урух в обмен на зерно. Из кожи тура, козла шили базармачиба. Их так называли из-за того, что такие мачиба можно было приобрести в Ботлихе на базаре в обмен на кожу (2 куска кожи -1 готовые мачуба). Такая обувь была распространена повсюду и считают, что она заимствована у грузин82.

Нарядной обувью у женщин считались также "мачуял", которые носились с вязанными нарядными носками. Напоминали они извесные "губденки"83. Шились из сафьяна или кожи хорошей выделки: очень часто украшались яркой аппликацией или шились комбинированными.

В начале XX в. получили распространение сафьяновые сапожки с каблуком - чакмарба гудерба голу. Они представляли собой сапожки с голенищами до икр, с загнутым носком, с трапецевидными каблуками высотой в 3-4 см. и плотной подошвой из буйволиной кожи, низ голенища отделывался цветной шелковой строчкой. Носок и задник украшали серебряными монетами. Эта обувь стала для невест из состоятельных семей неотъемлемой частью свадебного наряда.

Мужской дорожной обувью считались кожаные полуботы (хундас мочиба) на плотной подошве, в зимнее время, отправляясь в путь, их надевали с теплыми носками и ноговицами, а, чтобы легче было идти по снегу, подвязывали к подошве на веревках специальные металлические приспособления в виде шипов -гъоцебо /прикреплялись так же как коньки/, упоминание о таких шипах на обуви дагестанца имеется и у Н. Дубровина84, с такими же приспособлениями носили в зимнее время и "хъурхъель", особенно чабаны, которым приходилось ходить по труднодоступным местам.

Большое распространение имела у хваршин деревяная обувь-"хъваркинеба" без задников, носили их и женщины, и мужчины. Изготовляли "хъваркинеба" местные мастера, напоминали они современные сабо со слегка загнутыми вверх носками, подошвой служили деревянные колодки, а верх обычно бывал из кожи, которая закреплялась при помощи деревяных гвоздей. Пожилые люди иногда носили их и зимой с теплыми вязанными носками, а в дождливую погоду их надевали как вторую обувь поверх шерстяных сапог и мачуял.

Интересно, что деревяная обувь хваршин отличается от общеаварских деревянных башмаков "цIулал хьитал"85, и напоминает более распространенные на плоскости башмаки86, здесь сказываются, возможно, тесные (односторонние) связи с Азербайджаном( Белоканы, Закаталы), но собственное название говорит о том, что эта обувь имеет древнее происхождение, скорее, заимствован фасон.

К концу XIX - нач. XX вв. повсеместно в высокогорные общества стала проникать фабричная обувь (галоши, сапоги, ботинки, полуботинки), которую не все могли приобретать, что обусловило столь широкое бытование обуви местного изготовления вплоть до конца 1-й четверти XX века. Многие виды обуви, особенно вязанная (гьогьоба) бытуют до наших дней.

В целом, обувь хваршин отличается достаточным многообразием -здесь и повседневная, и нарядная, и дорожная. Сравнивая фасоны, можно провести широкие аналогии с обувью других народов Дагестана, во многих случаях отличаются только названия. Но, что интересно, обувь хваршин имеет много общего с обувью народов Южного Дагестана, Азербайджана, Грузии. В этом сказываются древние обменные связи между этими народами.



3(v). ЖЕНСКАЯ ОДЕЖДА И УКРАШЕНИЯ


В Дагестане наиболее интересным и многовариантым являлся женский костюм, позволявший по фасону, способам ношения безошибочно определить этническую принадлежность87. Кроме того, в женском костюме более чем в мужском сказывались возрастные и социальные особенности, в цветовой гамме, фасонах или в качестве тканей, из которых шили одежду.

Одежда хваршинок по своему составу и покрою близка к комплексу одежды западных аварок, в частности тиндалок и багулалок88, что позволило сделать вывод об их этнографической близости "и варианте единой культуры свойственной всем трем народам и входящей в то же время в общеаварский культурный комплекс"89.

Материалом для изготовления женской одежды в исследуемый период, наряду с местным сукном, прежде всего служили фабричные ткани - бязь (боз, алука), ситец (чит), сатин (эрсшун). Более состоятельные могли приобрести атлас (особенно почитался клетчатый), бархат (махмур), шелк (дарай), парча (зарбаб), очень редко приобретали золотой галун (чIель). В начале XX века появился материал под названием "испаган", напоминавший плотный сатин с зарактерным рисунком "гъочIу испаган" (испаганская птичка).

Предпочтительным цветом в одежде пожилых женщин был темный (черный, коричневый, темно-синий). Из ярких - желтых, зеленых, пестрых тканей шили одежду девушки и молодые женщины. Обязательным в одежде женщин всех возрастов был элемент одежды красного цвета, кушак на платье являлся этнической чертой одежды многих аваро-андо-дидойских народностей90.

В XIX-нач. XX века одним из основных элементов женского костюма хваршинки было платье - рубаха "кунта". До середины XX века "кунта" являлась и нательной, и верхней одеждой женщины в теплое время года. Рубаха имела туникообразный покрой, расширяющийся к низу за счет клиньев, вшитых с двух боков, прямые вшивные рукава (без ластовиц) и вертикальный разрез на груди91. Для прочности верхнюю часть рубахи делали на подкладке, вырез горловины окантовывался. Застегивалась рубаха на дреревянную пуговицу цIето, к вороту, прикрывая вырез, пришивали серебрянный рубль и 5 копеек (шагьи), подол с внутренней стороны92 подшивали полосой красной материи шириной в 5-6 см, рубахи подпоясывали 3-х метровым кушаком в два оборота.

Подобный покрой создавал впечатление бесформенности и для того, чтобы платье у рукавов как-то поддерживалось, верх платья схватывали обручем /гешаца/, сплетенным из шерстяной разноцветной пряжи. Его складывали как 8 и наделали так, чтобы на спине образовался крест. Шили эти платья из домашнего сукна (эну) или дешевых фабричных тканей. Платья, сшитые из эну имели название чIоте. Самым ранним вариантом этого платья было, по-видимому, платье из овчины (хону)93, которое надевали мехом внутрь на голое тело и имело такой же покрой. Одежда подобного типа бытовала и у других народностей, относящихся к аварской группе (чамалалов, багулалов, каратинцев, ахвахцев)94. К исследуемому времени встречалась крайне редко.

В целом, платья в селах хваршин по покрою были одинаковыми и отличались только в деталях. Описанное платье носили в ее. Хварши, Хонохе. В с. Инхоквари рукава собирали на манжет с 2-3 пуговицами. В с. Хвайни платье по вороту, по верху рукавов, по подолу и по линии лифа украшали монетами, серебряными бляхами. Кроме того, в с. Хвайни к исследуемому периоду, поверх "кунта" те, кто имел возможность надевали "хабало" с широкими расклешеннными рукавами, к которым по низу были пришиты серебряные монеты, а по лифу "хабало" обшивали парчой. Носили его с поясом шириной 8-10 см. из красного атласа с густо нашитыми на него серебряными монетами. Назывался пояс "утIана оцолъу", сзади он завязывался. Эти "хабало" отличались от кумыкских тем, что не имели спереди пришивную вставку и двойных рукавов, скорее оно напоминнало архалык цахурок и рутулок95, но рукава были длинее, шире, да и само платье было длинным. Хабалай для аварцев является элементом позднего проникновения и, как считают исследователи воспринят от населения кумыкской плоскости, а оттуда в конце XIX века проник в высокогорье. Примечательно, что этот вид платья бытовал только в с. Хвайни. Это село некоторое время входило в состав Эчединского наибства96.

С конца XIX века туникообразные рубахи кунта почти все женщины кроме старух стали носить как нательное белье, а поверх стали надевать: молодые женщины платье с кокеткой (цалъазагьа лъижикIу - суженное в плечах), а девушки - отрезное платье присборенное или в складку. Обязательным для всех видов платья считался красный кушак (оцолъу), представлявший собой длинное полотнище, которое перетягивало талию женщины дважды и завязывалось так, чтобы концы его опускались спереди или сбоку97.

Исследователи считают, что матерчатый пояс являлся неотъемлемой частью как будничного, так и выходного костюма горянок, платье которых имело в старину туникообразный покрой, хотя к исследуемому времени у многих народов Нагорного Дагестана и вышел из употребления98. Причем, он имел определенные утилитарные функции - выполнял роль карманов; за поясом женщина хранила также мелкие вещи. Считается, что матерчатый пояс не был узколокальным явлением в Дагестане. Аналогичные пояса были известны и в других областях Кавказа (Грузии, Армении)99. На древность происхождения кушака, указывает и тот факт, что он используется в обрядовых действиях100. Что является несомненнным признаком древности происхождения пояса.

Зимой женщина поверх кунта носила овчинные шубы. Имели -распространение два вида женских шуб - хуну и кIалакIач и овчинная куртка кIойту хъабачи.

Хуну напоминало по покрою овчинное туникообразное платье хуно и так же подвязывалось матерчатым кушаком, но в отличие от него было распашным. КIалакIач же повторял мужскую шубу-накидку с ложными рукавами с тем же названием, но был чуть уже и короче мужской шубы. Чуть позже, шубу хуну, до талии стали застегивать на удлиненные деревяные пуговицы и воздушные петельки. Шуба эта, возможно, древнее по происхождению, т.к. она повторяет очень распространенное в древности овчинное платье, об этом свидетельствует и название хуну-хуно; бытовали в основном в ее. Хварши и Хонох101.

Необходимым элементом одежды являлись штаны-гъелъу.

Женские штены мало чем отличались от мужских, разве только длиной - женские гъелъу доходили до пят. Они были прямыми и очень широкими (за счет квадратного клина - къацIа) в верхней части, где делался рубец, в который продевался узкий гашник, связанный из крепких шерстяных, иногда из шелковых ниток. На концах гашника делались кисточки. Этим поясом штаны стягивались на бедрах. Низ штанов обязательнно украшался тремя полосами (зеленого, красного, черного цветов) чаще всего из хIемес - дарая (грубого шелка).

Штаны, бытовавшие у хваршин, во всех селах кроме с. Хвайни, не отличались по покрою. В с. Хвайни штаны были уже и у пояса были обязательно красными.

Штаны, распространенные у хваршин исследователи относят к типу узких штанов с широким шагом. Они были в Х1Х-нач. XX в. распространены почти повсеместно102. Шили их в зависимости от возраста темных и светлых тонов. Состоятельные старались шить из более дорогих тканей (шелка, бархата), причем только ту часть, которая выглядывала из под платья. Делалось это из экономических соображений, к тому же, верхнюю часть старались шить из крепкой ткани.

В теплое время года носили штаны навыпуск, а зимой заправляли в зимнюю обувь. И, если у мужчин, со временем фасон штанов подвергался изменению, женские штаны, как впрочем и весь комплекс одежды не подвергались накаким модным веяниям и у пожилых женщин сохранились вплоть до середины XX века.

Наиболее интересными и разннообразными в женской одежде народов Дагестана являются головные уборы103. Археологические находки позволяют говорить о том, что сохранившиеся до начала XX века головные уборы были генетически связаны с древнейшими головными уборами и по форме и по назначению104.

У хваршин бытовали два вида чухту и платок. Первый "чухтурус" была по покрою аналогична тиндинской чухте, представлявшей собой чепец, сбитый в сборочку на лбу105 и с кожаной планочкой (рижо) на темени для удержания крученых височных колец (магьиба чухтурус). Эти кольца были несомкнутые и с утолщениями на концах. Количество их зависело от возраста и состоятельности. Люди пожилые пришивали одно кольцо, а молодые от 2 до 5 колец. Причем, пришивались так - вначале большое, затем меньше, как бы одно в другом. Сзади удлиненая часть не зашивалась, а просто свисала как русская фата. Отличалась она от тиндинской только тем, что ее не делали комбинированной и предпочитали однотонные яркие материи, к тому же чухтурус не имела характерного для тиндинской и багулальской чухту кармашка для хранения мелких женских вещей106, этот кармашек им заменял кушак и нашейное украшение "бикъвас захъоса", которое представляло собой футляр из серебра. Налобная часть также украшалась монетами.

К исследуемому времени только в с. Хвайни не бытовала чухтурус с височными кольцами. Здесь носили обычное аварское чухту107 -накосник с чепцом (калъу), шили его преимущественно из материала темных тонов, по низу отделывали широкой красной полосой.

Такие же накосники в других селах Союза хваршинских сельских обществ носили молодые женщины и девушки, правда, здесь они имели более яркие тона, могли быть и набивными, но обязательно отделывались красной полосой.

По всей видимости, второй вид чухту был более поздним заимствованием, т.к. исследователи считают, что мешкообразная чухту до проникновения в горы первоначально имела ограниченную область бытования - равнинный Дагестан108.

Поверх чухту надевали квадратный платок - "кIази". Вначале бытовали алукIас кIази (бязевые платки размером 4x4), которые надевали, сложив по диагонали, концы платка закидывали влево, один конец через шею перекидывали на правое плечо. Позже платки стали меньше - 2x2 и появились марлевые платки (катаннис кIази). Зимой носили платки из домашнего сукна (энус кIази). Дорогие восточные шелковые, шерстяные платки могли приобретать не все, и их бытование было ограниченным.

Большой размер бязевых платков (4х4( наталкивает на мысль, что у хваршин имели распространение, бытовавшие у многих народов Дагестана и мусульманского Востока, покрывала, известные У аварцев под названием "мучIу кIаз"109; и платки, у хваршин, возможно, явились измененым вариантом подобных покрывал, тем более, что платки надевались поверх покрывал110.

ОБРЯДОВАЯ ОДЕЖДА мало чем отличалась от повседневной. В качестве траура носили ту же одежду, что и каждый день. Только платок у подбородка закалывали или зашивали и спускали концы вниз. А вдова должна была носить во время траура, который продолжался в течение 4 месяцев и 3 дней шубу кIалакIач, с поддрезанными ложными рукавами. Существовала даже поговорка относительно коротких рукавов, говорили: "Что это у тебя рукава как у вдовьей шубы?"

В свадебной одежде только материал был ярче, да украшений больше. Для невесты чухтурус шили из очень яркого материала (красного, фиолетового, желтого). Шаз просто накидывали и угол сзади украшали серебряными монетами. Лицо невесты закрывали светлой тонкой материей - пардав, которую пристегивали к чепцу, подаренными женихом застежками лехикIдоба (нарядные крючки). Обувью для невесты служили чакмарба с каблуком, украшенные серебряными монетами. Первоначально невеста бывала одета в туникообразное платье - рубаху из яркого материала, рукава с широкой проймой были отделаны галуном. На груди висело нагрудное украшение "титино"111, подол платья был отделан шелковой строчкой, а те, кто не мог приобрести шелковые нитки, цветной шерстяной пряжей делали вышивку - цветные ромбики. Позже невестам стали шить платья по возможности в складку, рукава от плеча, ворот и кокетку украшали галуном (чIало, чIель), причем, кокетка могла быть и иммитированной, рукава делались шире и обычно без манжет, такие рукава назывались "кусуба". Вышивкой и строчкой украшали только платье в сборку.

Специфическим средством организация костюма народов Горного Дагестана, неотделимыми его компонентами являлись разнообразные серебряные украшения.

Наибольшей популярностью ухваршин, как впрочем и у других народов Дагестана, пользовались монеты различного достоинства, ими обшивались и ворот, и подол, и рукава. Из монет разного достоинства был собран нагрудник - " титино ". На черную подкладку /напоминающую верхнюю часть современного фартука/, приспособленную к тому, чтобы его надевали на шею, пришивали густо монеты разного достоинства. Первые ряды из рублей, следующие из монет 50-ти копеечного достоинства и т.д. Нагрудник доходил иногда до пояса.

Распространенным нашейным украшением было - "осус було". Это украшение представляло собой ожерелье, сделанное из тонкой серебряной пластинки шириной в 3-4 см. от этой пластинки как лучи отходили плотные удивительного плетения цепочки (6-3 см.) с полыми шариками на концах. Пластинка была украшена черненным рисунком между круглыми сквозными дырами диаметром в 1-1,5 см. Мы уже говорили о распространенном украшении - "бикъвас захъоса", который вешался на шею и нес на себе функцию футляра для игл. Широко бытовали бусы "булъуба", причем встречались бусы не только серебряные, но и деревянные. Бусины очень часто бывали в виде кистей рук (лъикIаба), если учесть, что обязательным украшением, талисманом от сглаза в детской одежде служил шарик из дерева, то возможно, что деревянные бусы, в форме кистей рук были одними из первых украшений, и причем, с определенной нагрузкой - служить "оберегом". Об этом свидетельствует и форма бус и то, что они сделаны из дерева. Возможно, что их стали изготовлять из серебра гораздо позже. Кроме нашейных и нагрудных украшений хваршинки носили еще различные наручные украшения и серьги.

Браслеты (осис аке, осис ака) были самых разнообразных видов -витые, пластинчатые, с сердоликовыми вставками, со вставками из цветных камней, они в целом повторяли браслеты известные в Аварии112. Но один тип браслета обращает внимание своей оригинальностью. Этот браслет сделан из серебряной пластинки шириной в 2,5 см., которая на концах постепенно сужаясь, приобретает форму змеиных головок, которые скрещиваясь образовывают застежку (как у кошельков). Пластинка украшена чернью и вставками из сердолика (кIечI). Этот браслет по форме и по декору очень своеобразен. В аварских браслетах вставки отличались своей величиной, а здесь они были мелкими, да и застежка необычна. Но старожилы утверждают, что эти браслеты бытуют у них давно. Возможно, они развились из древнейших витых браслетов, концы которых напоминали головки змей, получивших распространение в Дагестане, так же, как и ннаа всем Кавказе с VIII в. н.э.113. На руках (правда, только женщины и невесты) носили также кольца - "талахъас", талахоса", и причем, обязательно, т.к. считалось, что кольцо очищает руки, которым подчас приходилось делать и грязную работу, возможно, что это символизировало и переход девушки к определенной возрастной группе, изменение ее статуса.

Серьги бытовали двух видов: "кIиликIаби" /небольшие круглые сережки с трилистником или с небольшими утолщениями у низа серег/, и "башуба" - эти серьги были покрупнее, с множеством подвесок на цепочках и с полыми шариками на концах. Выше говорилось, что головной убор "чухтурус" также украшался несомкнутыми кольцами на висках, а также налобнная часть, а порой и низ обшивались мелкими серебряными монетами.

Из-за того, что одежда подпоясывалась матерчатым поясом, пояса с серебряной отделкой не получили широкого распространения у хваршин. Зафиксированный пояс с нашитыми на красную материю монетами, видимо, заимствован у тиндинцев, населявших с. Эчеда.



3(g). ДЕТСКАЯ ОДЕЖДА.


Одежда и мальчиков и девочек после 5-ти лет ничем не отличалась по покрою от одежды, которую носили взрослые, разве только материал был дешевле, да ярче.

Детская одежда имела выраженные возрастные особенности: грудных детей, как правило держали в тепле, поэтому для них шили из выделанной шкуры козла коротко подстриженным мехом внутрь, платья, повторяющие по фасону "хуно", причем и мальчикам и девочкам, и только по головному убору можно было их отличить. Мальчик носил шапку 4-х клинку мехом внутрь, или шапочку из 7 бязевых лоскутов от сглаза, которые напоминали ночную мужскую шапку "къаца" (детские шапочки назывались такъия). Девочке повязывали маленький платок из эну, охватив плечи крест-на-крест.

Детям, для придания красивой формы голове, привязывали на лоб "къимкъосо" - ободок из плотной красной материи или сукна. В прохладные вечера летом дети носили войлочные или овчинные (позже стегаые матерчтые) безрукавки (керенсвер). Штаны детнг до 4-5 лет не носили (позже до этого возраста стали шить штаны с большими дырами в паховой области). Подростки имели почти тот же набор одежды, что и взрослые, кроме некоторых форм меховых шуб.

Детская одежда была снабжена разными талисманами, бусинками и специальным шариком (кечI) из дерева. Все эти украшения служили предметами способыми отвести от ребенка дурной глаз.



3(d). ПРИЧЕСКИ


Прически и мужчин, и женщин в целом не отличались от причесок других народов.

Мужчины брили голову наголо. Обязательно оставляли усы, причем, усы ниже уголков рта осуждались, считали что такие усы растут у неполноценных мужчин. По возможности, особенно женатые мужчины, оставляли бороду.

После бритья мужчины смазывали голову медом и жиром.

Девочек до 10-11 лет, т.е до тех пор, пока она не научится ухаживать за волосами - брили.

Девушки же оставляли две косы, а затылочную часть сбривали, называлась прически "матушказас балъахъу" (как у христиан). Причем, считалось похвальнным, если девушки держали волосы в чистоте, не сбривая затылок.

Женщины сбривали затылок, оставшиеся волосы заплетали в мелкие косички и зашивали, собрав в один пучок.

Пожилые женщины почти полностью сбривали затылок и оставляли длинный чуб.

Т.к. хорошие длинные волосы считались признаком красоты девушки, за ними тщательно ухаживали - обильно смазывали жиром, кислым молоком, простоквашей. Средством от сечения волос считалась жидкость, приготовленная из горьких косточек кураги (кIуркIулис кIикIе). Горькие косточки измельчали, заливали кипятком и этой кашицей смазывали голову, через некоторое время смывали. Средством от утончения волос считалась желтковая жидкость (мукуй тIое лъа), которую получали, перемешивая желток с водой. При выпадении волос втирали в кожу головы отвар крапивы. Мыли голову зольной водой /тIутIурас лъо/, сывороткой.

Ухаживали и за лицом. Летом во время полевых работ женщины смазывали лицо белой глиной (чIомокI) от загара. Весной лицо смазывали маслом, возможно, это было средством от шелушения. А зимой, чтобы оно не обветривалось, лицо смазывали жиром.



4. ПИЩА.


Народная пища и питание Относится к тем стойким компонентам культуры, которые, по определению академика Ю.В. Бромелея, несут основную этническую нагрузку, составляют как бы ее каркас114. Устойчивостью национальных форм, длительной сохранностью исторически складывающихся традиций народная система питания прежде всего обладает из-за связи пищи народа с хозяйственной деятельностью и особенностями естественно-географических условий115. Возможно, что сохранение древних традиций связано и с отмечаемыми исследователями психологическими предубеждениями, которые со временем вырабатывали и физиологическое невосприятие некоторых пищевых продуктов116. Определенную роль в сохранении традиционной кулинарии играет и то обстоятельство, что пища в меньшей степени связана с художественными вкусами, предпочтенями, модой и другими динамичными факторами духовной и бытовой культуры, нежели жилище или одежда. Устойчивость народной системы питания обусловлена еще и тем, что она находится в тесной связи с семейным бытом-приготовлением пищи преимущественно занимаются женщины, которые были и являются основными хранительницами культурно-бытовых традиций. Да и готовят они, то, что умеют готовить, то чему они научились от матерей.

Незначительные изменения, которые на протяжении определенного времени все-таки происходили в ассортименте, производстве продуктов питания, способах приготовления некоторых блюд, были связаны с распространением новых культур /таких как кукуруза, картофель/ и проникновением их в хозяйство. Со временем качественно и количественно изменилась и утварь. Она оказалась более подверженной влиянию времени. Именно чрезвычайная консервативность определенной части всей системы питания делает ее объектом интересных наблюдений и исследований117. Не обойден вниманием этот вопрос и в Дагестане118.

С процессом питания тесно связан ряд ругих компонентов народной культуры, в частности изготовление и применение посуды и утвари, предназначенной для приготовления и приема пищи, формирование определенного этикета и-традиций, все это объединяется введенным в научный оборот исследователями понятием "система питания"119.

Специального помещения, где готовили пищу, т.е. кухни, у хваршин, как и у многих народностей Дагестана и Кавказа не было120. Пищу готовили в комнате, где был установлен очаг, а если учесть, что первоначальным жилищем народов Северного Кавказа являлся однокамерный дом121 , то готовили там, где жили.

Для приготовления пищи, как и другие народы Дагестана, хваршины пользовались открытыми очагами, расположенными посреди комнаты у центрального столба. Открытые очаги, по свидетельству информаторов, у них исчезли полностью из быта, только после переселения их в Чечню, т.е. бытовали вплоть до 1944 года122. Позже, с развитием системы отопления, во многих домах стали устраивать пристенные очаги /тавхан/. В начале XX века появились железные печки "буржуйки", с духовками, которые не получили широкого распространения, хотя топлива было в этих краях достаточно123. В 30-х годах XX века некоторые стали пользоваться железными печкам без духовки, на высоких ножках, которые назывались Аргун-печь, эти печи, в которые можно было закладывать целые поленья, были заимствованы у чеченцев и привозились отходниками.

Для хранения продуктов питания - зерна, вяленого мяса, картофеля существовали специальные постройки "бокъи", "бокьис-гьачIнаба".

Селения хваршин расположены вдоль ущелья богатого лесными угодиями, и неслучайно, что здесь традиционная кухонная утварь была представлена в основном деревянными изделиями.

К ним прежде всего относятся различные емкости для продуктов питания: различные мерки (босоно) для муки, зерна, молока, которые почти не отличались от известных в Аварии124; емкость для доения овец (кIуру), которая представляла собой большую кружку с длинной ручкой: для доения коров использовалась такая же кружка (1,5-2л.), но с круглой ручкой и со сливом (чIиля). Для хранения молока, сыворотки, сыра в рассоле использовались цельные выдолбленные из стволов сосны, ели бочки или специальные деревянные кувшины (кIозогъе) с широким горлом и большим венчиком. Для переработки молочных продуктов использовали маслобойку (тарикъосса къутIу). Кроме того, дома хозяева держали большие деревянные бочкообразные котлы (гъванос кIуру) на 3-4 кувшина, в которых держали воду. К котлу был приделан деревянный ковш (гъванос хуна(, которым черпали воду. Впоследствии эти домашние мини-колодцы заменили медными котлами (щог), которые приобретались в Ботлихе на базаре. Воду носили в бочкообразных кувшинах кIасри. Для носки воды употреблялись также и бурдюки (бада), буквально до недавнего времени ими пользовались чабаны и пастухи; дорожной принадлежностью для воды считались и медные фляги (лъенхо), которые видимо получили свое распространение в начале XX века.

Различные предметы и приспособления для приготовления и употребления пищи были также представлены в основном из дерева. Тесто замешивали в специальных корытах (лацIа лидов гьуру), на низеньких ножках (3-4 см.). Многие из них были украшены красивой резьбой. Для очищения корыта от остатков прилипшего теста использовали специальные лопаточки (хвана мигьи). Муку из отделений в хозяйственной комнате брали СОРКОМ, ручку которого так же старались богато орнаментировать резьбой. Для просеивания муки использовали определенные для каждого помола (сорта) муки сита, тоже достаточно нарядные - с налепными берестяными плетенными украшениями.

В хозяйстве хваршин имелось большое количество деревянных тарелок, мисок (кIотIебо) различных размеров.

Пищу на стол (как правило, это был низенький столик), высотой не более 30-40 см) подавали на небольшом деревянном прямоугольном подносе /50x60/ (инкъосу); для хинкала существовали специальные подносы (кIицIабагъ, баркьи) с отделением для приправ и чесночной подливы. Ложки бытовали двух форм - с плоским ковшиком (гъванос щитомигьи), и с более глубоким (хупа(, причем, так же-хупа назывался и половник, который отличался от ложек только размерами. Для помешивания каш применялась сделанная из сучка с тремя зубцами (напоминала куринную лапку) палочка.

Вилки (къолъе) первоначально были двухзубые, а позже их стали делать с тремя или четырьмя зубцами. Для хранения ложек, вилок, шумовок и других приспособлений необходимых при приготовлении и употреблении пищи использовали нарядные поставцы, которые вешались на стену справа от печи для удобства.

Имелись в хозяйстве и специальные приспособления для ритуальной пищи, такие как деревянный трезубец (моно) с загнутыми внутрь концами и длинной ручкой (у более поздних вариантов зубья железные), им вытаскивали вареное мясо из больших мечетских котлов (машдас шог), использовавшихся во время различных праздников или похорон, и хранившихся в мечети.

Хотя и в незначительном количестве, бытовала у хваршин также глинянная и медная посуда.

Глиняную посуду (миски, кувшины) привозили продовать, обменивать в села хваршин балхарцы (известные в Дагестане и за ее пределами гончары). Хваршины называли их бахъарза. Глубокие глиняные миски "хедер", разновидности кувшинов привозили из Чечни и отходники.

Медную посуду хваршины приобретали у кубачинцев, которые разъезжали по селам (для хваршин все даргинцы "кубачизе").

В конце XIX века у людей зажиточных стали появляться тублис гъерет!" (тбилисский кувшин) - большие медные кувшины с узорами, в какой-то мере заменившие деревяные кувшины для носки воды, а также медные кастрюли (гьеройцIос щог) и чугунные котлы (хъазанас щог), которые покупались или обменивались на сукно в Грузии.

Наряду с деревянной, керамической и медной утварью продолжали бытовать большие каменные сковороды (гъурас къему), это видимо остатки древнейшей, некогда распространенной почти повсюду125, посуды, сохранившейся здесь в силу удобства и привычки.

Как видно, различных кувшинов, мерок, мисок, подносов у хозяек в доме бытовало великое множество (это даже была одна из статей, определявшая состоятельность хозяина дома). И неслучайно вдоль одной из стен комнаты, где обычно готовили, сколачивались полки, от пола до потолка, где в определенном порядке выстраивалась вся посуда и кухонные принадлежности.

Готовили пищу дважды в день-завтрак (гъволкьо) и ужин (нищогьо). Причем, завтрак бывал проще, чем ужин. Обедали (лъобокьо) обычно всухомятку.

Следует отметить, что традиционная кухня хваршин отличалась достаточным разнообразием блюд, дававших минимум каллорий, необходимых человеку для нормальной жизнедеятельности, хотя в целом была, конечно, далека от идеальной (в современном понимании) системы питаия.

Следует также подчеркнуть, что кухня хваршин обнаруживает большое сходство в составе пищи с другими народами Дагестана и Кавказа, что конечно обусловлено их относительно сходной хозяйственной направленностью и природно-географическими условиями обитания.

Основу повседневного питания хваршин, как и у других горцев Дагестана, составлял хлеб, затем уже мясо-молочные продукты (причем употребление свежего мяса носило сезонный характер). Классификация пищевых продуктов, которые человек получает в процессе хозяйственной деятельности и освоенния природных ресурсов и используется для приготовления пищи позволяет исследователям выделить следующие разновидности:

  1. Хлеб, блюда из муки и злаков;
  2. Молоко и молочные продукты (сыр, творог, масло, сливки, кислое малоко и т.д.).
  3. Мясо и мясные продукты (баранина, говядина, куры, мясо диких зверей и птиц, получаемые путем охоты).
  4. Растительные продукты126-лесные (фрукты, травы), огородные культуры (морковь, картофель, тыква, фасоль, горох).
  5. Мед.
  6. Рыба (в данном случае /у хваршин/ в очень небольших количествах).

Эта классификация в полной мере применима и по отношению к пищевым продуктам, используемым хваршинами. Основной пищей их являлся хлеб и блюда из муки и злаков, а все остальное шло как дополнение127, поэтому естественно начать описание пищи с блюд из земледельческих продуктов, главным из которых являлось зерно. По технологии изготовления зерновые продукты укладываются в определенный эволюционный ряд. Древнейшим в этом ряду является употребление в пищу зерна в варенном или . жаренном виде, а затем муки в тех же видах128 (ч1ер-обжаренное зерно, гъагу-вареное зерло, гуд-толокно) ("Толокно"~в данном случае условное название муки из жареного зерна, принятое многими дагестанскими исследователями)и блюда из него-халва бахъухъу и т.д.). Но со временем эти блюда были вытеснены вареными и печеными изделиями из муки и сохранились в основном в качестве ритуальных блюд. Вследствие этого первыми будут представлены вареные мучные блюда, которые в эволюционном ряду стоят на втором месте.

Часто употребляемым и широко распространенным из этих блюд не только у хваршин, но и почти на всем Кавказе129 является хинкал (хинкIоба) - сваренный в воде или в мясном бульоне.

Очень часто, особенно в бедных семьях, варили хинкал (хелас кейко) из гороховой муки (черные бобы перемолотые в различных пропорциях с ржаным и ячменным зерном) (алукIа кикос хинкIаба). О ценных свойствах подобной смеси с черными бобами есть сведения у дореволюционных исследователей, которые отмечают его широкое бытование почти во всей Горной Аварии130.

Хинкалы делали из круто замешанного теста ячменной, ржаной, кукурузной муки. В отличие от других народов Дагестана, хинка лы хваршин были крупнее и напоминали большие блюдца (диаметром 10-12см.)131 их делали одинаковой дискообразной формы, и подавали в специальном блюде "кIицIабагъ", разложив по кругу, в центре же блюда имелось дополнительное отделение для приправы, которой служил истолченный сыр с чесночной подливой. Гораздо реже готовили хинкалы в мясном бульоне. Мясо и бульон подавались отдельно. Иногда готовили хинкалы-кIанур хикIоба. В тесто для этого хинкала добавляли яйцо (1-2 штуки). Готовили их так: кусочки теста сворачивали на сите двумя пальцами (указательным и средним) и варили в воде или в бульоне. Жители называют такой хинкал кумухским.

В отличие от многих других народов Дагестана, у которых не было специального обозначения вареников132, хваршины называли их "мадалъуба" или "бушнебо", при этом добавляли с какой именно начинкой. Готовили их с начинкой из творога (кIорас бушнебо(, с молозивом (цедос бушнебо(; с яйцами и мелко нарезанным нутряным жиром (кIимечезас бушнебо(, весной очень часто делали бушнебо из крапивы, конского щавеля, распространены были вареники из земляной груши (топинамбур) - ахитIас бушнебо. Земляную грушу выкапывали, мыли, затем варили в небольшом количестве воды. Земляная груша имеет свойство развариваться как картофель. С начинкой из этой массы затем лепили вареники, ели обмакивая в разбавленный урбеч (урба), которое получают из семян льна-кудряша133. Бушнебо лепились достаточно крупными.

Из печеных мучных блюд наиболее популярными были круглые пресные чуреки (музибо) диаметром 20-25 см., пекли их из любой муки, замешивая тесто на воде из Инхокваринского минерального источника (регьа). Этот хлеб обязательно пекли на каменных сковородах (тонкие сланцевые плиты, которым придавали форму диска).

Пресный хлеб из ячменной или ржаной муки (миржикI), кукурузные палочки (горгоба чанкарас) пекли на углях, засыпав золой. Хлебу и лепешкам придавали форму полосок длиной 20-25 см. и шириной в 2 пальца134 кукурузные палочки были короче и в сечении имели круглую форму (1-1,5 см). Как по виду самого теста (пресное), так и по технике выпечки (на углях, на камне) хлеб музиба и миржикI являлись возможно, самыми архаичными печеными блюдами из муки. А то, что хлеб миржикI имеет такую форму (полосок, круглых в сечении), явление вторичного порядка (форма хлеба как и кукурузная мука, к хваршинам, по всей видимости, попали из Грузии отсюда и название, перенесенное на кукурузный хлеб (мержекI - миржикI).

Ритуальным хлебом являлся хлеб из кислого теста (лагьашийля батаху), который пекли замесив на закваске (цакъу екъу). Пекли также сдобный хлеб (нуцай батаху) из пшеничной муки, добавив в тесто яйца.

Из мучных изделий были распространены различные пироги - чуду (татиба). Пекли их тонкими и круглыми, и в форме сегмента (эти были потолще) с самой разнообразной начинкой (чуду с творогом, сыром -татиба кIорас; чуду с зеленью - чIалхъас татиба).

На завтрак очень часто подавали тонкие блины (хецIеба): жидкое тесто разводили на свежем молоке или воде из источника и разливали половником на горячую сковороду, предварительно смазанную курдючным салом. Способ приготовления блинов, распространенных в других аварских районах немного отличается от хваршинских145. Посведневной пищей хваршин являлись также различные каши из круп, сваренные на молоке (еккъу гъинкьоса).

Как уже упоминалось, у хваршин было очень распространено "толокно" (гуда). "Толокно" стоит одним из первых в эволюционном ряду техноло-гии изготовления зерновых продуктов. Из- него готовили различные блюда. "Толокно" замешивали на воде и делали комки, зажав в ладонях (гуда), "толокно" замешивали на масле с измельченным сыром и делали такие же комки (гудас гъалачу), "толокно" в разных пропорциях смешивали с горячим маслом - получалась жидкая масса (гудос бахъухъа), которую иногда подавали к блинам, к пирогам или ели, макая туда хлеб.

"Толокнянные" комки были единственной поминальной пищей у бедной части хваршинского населения. А, йорой, единственной повседневной пищей некоторых хваршин.

Исследователи приурочивают происхождение "толокна" (гуда) к энеолиту -времени появления и распространения зернотерок136, поэтому не случайно его применение в ритуальной пище. "Толокно " также считалось дорожной пищей, т.к. не требовало специальной термической обработки (варки, поджарки), и хранить его можно было в любых условиях.

В какой-то степени лакомством считалась вареная пшеница или кукуруза, заправленная жаренным ста рым нутряным жиром.и Называли это блюдо "кIакIа".

Мясные традиционные блюда не имели такого разнообразия и являлись в основном, дополнением к пище мучной. Хваршины ели мясо и свежее и сушенное в вареном виде (ляйля лилъ) или жареном (ищейна лилъ). Мясо и мясные блюда потреблялись в осенне - зимний период. Осенью горцы ели свежее мясо, а в зимнее время только эпизодически ели хинкал с сушенным мясом или колбасой, или суп гороховый, который изредка готовился с мясом или куском курдюка. Других блюд с мясом хваршины не готовили. Правда, из рубленных субпродуктов (печени, легких, почек) с добавлением различных специй (ими служили ароматные травы -тмин, мята, чабрец и др.), готовили колбасы, которые в редких случаях употреблялись в свежем виде, чаще их сушили и заготавливали впрок. Порой, рубленные потроха заливали сывороточным уксусом и затем готовили из них чуду. Время от времени или в лечебных целях варили бульон куриный, если в хозяйстве имелись куры.

В сезон охоты большим подспорьем было турье мясо. В больших количествах отстреливались также зайцы, в лечебных целях употреблялось барсучье мясо. Охотились и на куропаток, которые, как говорят старожилы, в этих местах водились в больших количествах. Очень редко, но все же в пищу, особенно старики, употребляли и медвежье мясо. Считалось, что медвежье мясо очень целебное, оно прибавляет силы и положительно влияет на зрение. Медвежье сало и нутряной жир также использовались в народной медицине.

Продукты скотоводства в балансе и рационе питания хваршин, несмотря на хозяйственную специализацию, стояли на втором месте. При этом наибольшее значение имела молочная пища.

Прежде всего из молока получали разные сыры. Самым питательным и лучшим считался овечий сыр (бекьес кIора), изготовлением его занимались мужчины137. Получали также брынзу (кIора кIуру бекъвайти) -сыр со сметаной (т.е. сыр из цельного молока). При изготовлении сыра, собранное в течение нескольких дней молоко, заквашенное сычужной сывороткой, чуть-чуть подогревали, дуршлагом снимали с огня и собирали в небольшие мешки из бязи (алукIаз чанта), как следует отжимали, придавливали прессом, а затем готовую продукцию складывали в бочки. Оставшуюся сыворотку кипятили и получали разновидность жидкого творога (ту), который ели, чуть посолив, с хлебом (обмакивая его в ту).

Очень часто сыр, полученный из цельного молоку сушили в специальных приспособлениях, такой сыр назывался "изу". Его можно было хранить годами. Употребляли его предварительно натерев и подлив молока, масла или же немного воды.

Получали также сыр из снятого молока (кIора кIуру бегьа) -доел, сыр без сметаны, сливок), который хранили в рассоле из кипяченной сыворотки.

Получали из молока также масло (лолъ). Получали его следующим образом: в течение нескольких дней собранное в большой глиняной миске молоко оставляли прокисать, снимали сверху сливки (кIуру). Перекладывали в маслобойку, наливали туда воду в равных пропорциях и сбивали до получения масла. Для долгого хранения масло перетапливали и получали "нецоха лолъ" - топленное масло.

О рациональном использовании любого продукта (или как сейчас говорят - безотходном производстве) можно судить по тому, как все перерабатывалось: оставшуюся после сбивания масла пахту "щар", кипятили и получали "щарис кIора" - разновидность сыра, или же этот "щар" пили как тонизирующий напиток, а из оставшейся после перетапливания масла массы, добавив немного муки, варили кашу (лалъолъ гилъникьа).

Как у же говорилось выше, из молока готовились различные крупяные каши (еккъу гъинкъоса). Готовили также молочную кашу из толокна (гудос еккъу).

Из молока готовили также суп - лапшу (умеба), который подавали заправив чесночной подливой. На молоке готовились супы (чорпа) из чечевицы, мелко нарезанной тыквы, гороха, с добавлением молока готовили и омлет (хайгум)138 - яйца, молоко, муку взбивали, заливали в сковороду с жарящимся нутряным жиром.

Повседневной едой любого горца являлся хлеб с простоквашей (цахъу ата). Простоквашу подавали также с толченым чесноком в качестве приправы к хинкалу.

Большое значение в рационе питания хваршин имели блюда из немногочисленных огородных культур - гороха, черных бобов, чечевицы и в некоторых селах фасоли, а также тыквы и моркови. Выше мы говорили о том, что из черных бобов получали муку (хелас кейка), которую использовали в сочетании с другой мукой для приготовления хинкала. Из этой же муки варили кашу (хIелало кейка тошу).

Отмечалось, что из гороха, чечевицы, фасоли готовились супы на мясном бульоне; из гороха, тыквы, чечевицы - на молоке. Горох замачивали в воде, отжимали и жарили на масле, называлось блюдо "юйлъа алукIа хIель", кроме того, фасоль, горох просто варили подсаливали и заправляли маслом.

Тыква варенная, печенная - особенно зимой у потреблялись очень часто. Морковь также употребляли в пищу в варенном виде, иногда мелко нарубленную морковь заправляли маслом.

Весной, когда кончались запасы зерна и других продуктов, а организм страдал от нехватки витаминов, различные съедобные травы и блюда из них были спасением для многих хваршин. Достаточно большой перечень блюд из трав свидетельствует об их широком употреблении. В пищу употребляли крапиву (мич), лебеду (лъомотIу), конский щавель (гъенчу), щавель (цихо), черемшу (хIанко), дикий лук (зу).

Крапиву, лебеду, конский щавель, мяту заготавливали впрок (подсушенные в тени, мелко нарубленные, они хранились в небольших мешочках из бязи). Семена тмина также заготавливались впрок.

Из семян лебеды получали муку (лъомотIас кейкос), из которой в сочетании с ячменной или пшеничной мукой пекли пресные чуреки (лъомотIас музибо). Из крапивы, лебеды, конского щавеля, щавеля готовили зеленые супы (гъого). Готовили их так: в кипящую воду клали очищенную, нарезанную зелень, солили, жарили отдельно мелко нарезанный нутряной жир и этой поджаркой заправляли суп. Из лебеды готовили также блюдо "лъомотIас бухъуса" - лебеду варили 2-3 мин. в кипящей воде, отжимали, заправляли раскрошенным сыром, маслом и ели. Так же приготовленное блюдо из черемши или дикого лука называлось "жахар".

Из различнных лесных ягод, фруктов варили густые компоты. Были распространены также отвары из сушенных ягод: голубики (лъого), брусники (цугбел), черной смородины (хIепу).

Были у хваршин распространены и хмельные напитки.

Зило - который получили следующим образом: ячменную муку заливали водой (1 кувшин воды на 1 сах муки) и держали до брожения. Полученную смесь варили в котле до тех пор, пока жидкость не сядет на 4 пальца. В остывшую кашицу добавляли солод и толокно и оставляли в бочке бродить. Перебродившая смесь после фильтрации через сито готова к употреблению. Этот напиток считали женским и ни один праздник не обходится без него и сейчас. Более крепким считался напиток "ороду", приготовленный из солода; 4 кувшина воды перемешивали с 1 сахом (3 кг.) солода, добавляли заквску и оставляли бродить, затем фильтровали и пили. Варили также известный напиток - мед139.

Была в употреблении и "чIачIа", распространенный в Грузии алкогольный напиток. Ее привозили отходники или торговцы.

Исследователи считают, что наличие только злаковых хмельных напитков является свидетельством земледельческой направленности древней экономики Аварии140, тем более, что эти предположения подтверждаются археологическим материалом141.

В пищевом рационе хваршин отводилось, хоть и незначительнное место рыбе. В Андийском Койсу и ее притоках водятся усач и форель. Ловлей ее занимались только дети, специальных приспособлений у них не было, ловили рыбу только в мелководных притоках в жаркие дни, т.к. приходилось ловить ее руками. Готовили ее, запекая в золе, предварительнно выпотрошив и обмазав густо глиной. Рыба получалась сочной и вкусной.

Разводили в горах и пчел. Мед занимал значительное место в питании хваршин, он полностью заменяд им сахар, служил приправой к кашам. Большое место отводилось меду в народной медицине, как универсальному средству при многих заболеваниях.

Хорошие луга, сосновые и смешанные леса были благодатными условиями для разведения пчел. Редко у кого не было хотя бы 1-2 ульев142. Кроме того, очень часто обнаруживали мед диких пчел в дуплах лесных деревьев143.

Многие блюда, которые готовили к семейным и общественным праздникам, такие как блюда из толокна, сладкие каши (кьинос екъу, чIамас тощу) и т.д., считались обрядовыми. Например, эти каши давали, женщинам сразу после родов. Замешанные на воде или масле толокнянные комки раздавали как "садакъа" во время похорон.

Кашу - "къинос еккъу" варили из солода. Муку засыпали в холодную воду и почти час варили на медленном огне, добавив горсть сушенной кураги или абрикосов, постепенно помешивая специальной палочкой. Каша получалась сладко-кислая. Заправляли перед подачей маслом или урбечем.

К обрядовой пище относили и кашу из кураги (чIамас тощу). Для приготовления этой каши готовили предварительно компот из кураги, абрикосов. Затем в процеженный компот добавляли обычную муку (желательно пшеничную()и, тщательно перемешав до получения однородной массы, варили. Подавали с маслом, медом, иногда с урбечем.

Скорее всего каша из кураги (чIамас тощу) является заимствованием. Хваршины не имели и не имеют садов144.Абрикосы, курага - это в основном продукты, приобретенные на обмен в ее. Агвали, Ботлихе. А добавление в кашу (кьинос еккъу) горсти кураги или абрикос - позднее явление. Следует отметить, что эти каши, хотя и считались обрядовыми, могли готовить, если есть жедание и в обычные дни.

Существовали также специальные обрядовые блюда. Это прежде всего, кьанкьа-поднос с большим хлебом (батаху) и варенным курдюком, который насквозь протыкали еловой веткой, украшенной сладостями, варенными яйцами, небольшими платочками, кисетами и т.д. Этим блюдом украшали стол жениха и невесты во время свадьбы, а также это блюдо дарилось во время Праздника первой борозды тому, кто вызывался быть ответственным за проведение праздника будущей весной.

Кроме того, на Праздник первой борозды пеклись специальные большие пироги из сыра (бушна), маленькие (инщикIи гъобол) и большие калачи (букъу гъобол). Этими пирогами и калачами награждали победителей соревнований, которые устраивались в этот день.

Только как садакъа готовили блюдо "къукълас гьуму лъикIиху магье". Это перемешанные с жаренным зерном мелко истолченные ор^ехи. Его раздавали, когда ребенок делал первые шаги.

По поверью, весной (конкретный день не установлен) был день неучастий (гIашурал къо - День Ашуры). В этот день каждый старался рассыпать по селу варенное зерно (гьагьу), чтобы в село не проникли несчастья.

Из обрядовых сладких блюд можно назвать халву свадебную (бахъухъу) из муки и масла, а также халву поминальную -тодокнянную.

Перечень блюд, которые считаются традиционными, позволяет говорить о том, что хваршины обладали фантазией и достаточно хорошим вкусом в изобретении блюд, но бедность основных масс не позволяла готовить их регулярно, этим объясняется получение муки из гороха и из семян лебеды, появление галушек (хинкала), которые позволяли экономить муку145, широкое использование травяных супов (гього) или просто отваренный зелени с нутряным жиром.




Назад Далее


© 1999—2013 Сайт культурно-исторического наследия цумадинцев
Техническое и финансовое обеспечение: Магомед ГАДЖИДИБИРОВ и др.         Автор — Магомедгусен ХАЛИЛУЛЛАЕВ
e-mail: director@torgvisor.ru   тел. 8-963-797-40-07 // CMS для этого проекта разработан компанией TorgVisor.Ru
Вариант для печати вернуться в начало сайта
Мнение редакции независимого информационного агентства ЦУМАДА.РУ может не совпадать с мнением авторов статей, которые несут ответственность за достоверность приводимых данных в своих публикациях. Опубликованные материалы могут содержать недостоверные данные. Все материалы данного сайта являются интеллектуальной собственностью их авторов, полная или частичная их перепечатка без разрешения редакции запрещена.